Против карт » Ювенальная юстиция » Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

 (голосов: 10)

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.   Скачать в формате Word [340.5 Kb] (cкачиваний: 240)


Введение

1.    Ювенальная юстиция и сущность ювенальных технологий.

1.1          Понятие ювенальной юстиции.

               1.2.    Признаки и методы ювенальных технологий.

2.    История появления ювенальной юстиции .

 2.1. Уголовное право в дореволюционной России относительно несовершеннолетних.

 2.2. Появление и развитие ювенальной юстиции в  мире.

3. Ювенальная юстиция  в России.

 3.1.   Защита прав  ребёнка в России.

 3.1.1.   Современное законодательство России по правам  ребёнка.

3.1.2.    Ювенальные  включения  в КоАП РФ, СК РФ и УК РФ - против родителей.

3.1.3.    Неработающие законы о защите прав детей.

  3.2.    Защита прав несовершеннолетних преступников.

3.2.1.    Ювенальный характер смягчения наказания несовершеннолетним преступникам.

3.2.2.    Реформирование судопроизводства по делам несовершеннолетних.

3.2.3.    Влияние ювенальных  технологий  на преступность несовершеннолетних в России. 

Заключение

Список источников


Введение

Мы живём в эпоху перемен. Они наблюдаются повсеместно – и за рубежом, и в России. Революции, миграции населения, глобализация, кризисы – мир трясёт. А что же Россия? Не устояла и эта непобедимая крепость – распался Союз, произошла смена власти, изменился курс развития страны, меняются и человеческие ценности.


Нет такой области в российской жизни, которой бы не коснулись реформы правительства, начиная с 90-х годов. По прошествии 20 лет внедрения этих реформ мы можем уже видеть их результаты. Анализ данных реформ не входит в задачу автора данной работы, но по всему видно, что он неутешителен. Напрашивается ревизия всех законодательных изменений, происшедших за последнее двадцатилетие, анализ изменения всего российского законодательства. Большинство этих изменений навязано и внедрено в России явными недоброжелателями с целью захвата её ресурсов и разорения великой и могучей державы. Но эта цель не будет достигнута врагами России без разрушения основы государства, «ячейки общества» - семьи.

Внедряемые во всём мире деструктивные идеи ювенальной юстиции, работающие на разрушение семьи, общества, государства, способствуют глобализации – объединению стран в единое мировое государство под управлением мирового правительства, рвущегося к абсолютной власти.

Проникновение с Запада новых идей ювенальной юстиции в Россию стало возможным с падением общего духовного и нравственного уровня русского населения. Требуется возврат к исконно русским православным и общечеловеческим ценностям, в частности, по вопросам семьи и воспитания детей.

Задачей данного исследования является анализ идей и методов ЮЮ, доказательство их абсолютной чужеродности России, изучение степени проникновения их в современное законодательство и российскую действительность, а также рассмотрение состояния преступности несовершеннолетних в России и влияния на неё ювенальных технологий.

Актуальность данной темы вызвана необходимостью разъяснения сущности ювенальных технологий для выработки защиты российских семей от разрушения и наших детей от развращения.

Новизна работы состоит в полном отсутствии обобщающих исследований по российскому законодательству в отношении ювенальных технологий.

В процессе работы над данной проблемой автором была просмотрены центральные периодические издания за последние 5 лет: журналы «Уголовное право», «Следователь», «Российский следователь», «Законность», «Международное публичное и частное право», «Ювенальная юстиция», изучены монографии, в частности Ю.Е. Пудовочкина, учебники по уголовному праву, российское законодательство  по интересующему вопросу, использованы данные интернета, материалы съездов.

Также для достижения поставленных в работе целей автор лично посетил Всероссийский съезд родителей по проблемам ювенальной юстиции и несколько судов в городе Дзержинске, посвящённых возврату детей, изъятых из семьи.

Для проведения данного теоретического исследования  использовались такие общенаучные методы, как философский (метафизика и диалектика), исторический, логический (анализ и синтез, аналогия и классификация, дедукция и индукция), а также специальные методы: сравнительно-правовой и формально-юридический.

    1.        Ювенальная юстиция и сущность ювенальных технологий

1.1.    Понятие ювенальной юстицииНезаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

Что такое ювенальная юстиция? «Не только родители, но и специалисты пока не успели разобраться в вопросе о том, что собой представляет понятие «Ювенальная юстиция». Часто сторонники введения «ювенальной юстиции» в России говорят о необходимости особой заботы государства и общества о детях. Между тем, все далеко не так просто и однозначно. Чтоб определиться в данном вопросе необходимо знать основные этапы реализации данного проекта, его предысторию, цели и задачи»[1].

Для быстрого уразумения, о чём пойдёт речь, не вдаваясь в теорию, приведём несколько характерных примеров действия ювенальной юстиции и лишь затем углубимся в законодательную базу и теоретические разработки.

«Австралия. Мальчик подал в суд на родителей, которые не разделяли его неуемной страсти к компьютерным играм. Суд поддержал истца и лишил маму с папой родительских прав. Мальчика передали  в другую семью, где ему обещали играть столько, сколько мелкой его душе угодно.

Франция. Российская актриса вышла за француза, эмигрировала во Францию. Родила дочь, которая по факту рождения получила французское гражданство. Жизнь с мужем не заладилась. Суд счёл, что русская мать чересчур любит французскую дочь («удушающая любовь» - термин французских ювеналов), и оставил малышку с отцом. Воспитатель из отца получился никакой, и девочка оказалась в опекунской семье. Сменила таких семей несколько, пока не очутилась в приюте… Дочь матери не отдают. Редкие их встречи в приюте проходят под жёстким надзором и полны драматизма. Длится история десять лет!»[2]  

«В марте 2002 года в газетах проскользнуло сообщение, что в Нантере арестован восемнадцатилетний юноша, который терроризировал этот парижский пригород в течение трёх лет. Он вырывал у пожилых людей сумки и кошельки, а если старушка упорствовала, он её избивал. Полиции были прекрасно известны его подвиги, но она перестала его арестовывать. Какой смысл? Приведут «ребёночка» в участок – и в тот же день после душеспасительной беседы судья выпускает его на свободу. И вот только в марте, когда милый мальчик достиг совершеннолетия, его арестовали, начали расследование и выяснили, что на совести у шалуна 500 (!!!) ограблений и избиений. Он их совершал от 4 до 7 в день».[3] 

Все эти на первый взгляд разрозненные примеры – результат внедрения как на мировом, так и на национальном уровне различных государств системы ювенальной юстиции. Чем же характеризуется данное явление? Как вычленить его из многочисленных нововведений и реформ? Каковы его признаки? Рассмотрим этот вопрос.

               1.2. Признаки и методы ювенальных технологий

Главный и основной признак ювенальной юстиции – это её двуличие: под прикрытием красивых слов и «правильных законов» о защите детей их (детей!)  уничтожают – морально и физически. Это даже не признак, а принцип и смысл деятельности.

Если идёт речь о защите прав детей в контексте запрета их наказаний и предоставлении им всяческой «свободы выбора», то это наверняка ювенальная юстиция. Рассмотрим эти признаки подробнее.

1.          Защита прав детей      не сходит с уст ювеналов.  Соответственно – огромные обязанности родителей. Но, простите, а как с обязанностями детей и правами  родителей? Где же баланс и гармония? Об этом ни слова.Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л. 

«Российский законодатель, неуклонно следуя курсу защиты прав несовершеннолетнего, внедряя систему ювенальной юс­тиции, базирующуюся на принципе приоритета прав детей над правами родителей, забывает о том, что права родителей нуж­даются в еще большей защите и поддержке со стороны госу­дарства, нежели права ребенка. Отсутствие такой защиты ведет к разрушению культурных традиций и образа жизни, на чем и держится целостность всего народа. Ювенальная юстиция, как подчеркнул в одном из своих выступлений член фракции КПРФ Виктор Илюхин, «может серьезно столкнуть детей и их родите­лей», а такое столкновение чревато самыми что ни на есть па­губными последствиями. «Оторвите младших от старших, а еще лучше — восстановите их друг против друга, и распадется куль­тура. А значит, погибнет народ».[4]

Навязываемый ювеналами детоцентризм  ведёт к дисбалансу в семье, обществе, в государстве. Ведь семья– это единый организм. Нельзя помочь детям, не помогая родителям. Это очевидно. Даже в инструкциях по чрезвычайным ситуациям во время полёта на самолётах сказано, что в случае аварии «надо обеспечить спасательным жилетом себя, а потом ребенка. Просто потому, что если взрослый в порядке, он о ребенке позаботится, а ребенок без взрослого — даже в жилете — пропадет».[5]

И ещё вопрос: от кого планируется защищать детей? Трудно поверить, но это так – от их родителей! Поэтому права родителей надо ограничивать, а лучше даже лишать родительских прав. Поэтому на родителей надо доносить, а слушать их не надо.

Вспомним христианские нормы: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле…» (Исх., 20:12). Когда они попираются, правовое регулирование не только не спасает, а приводит к противоположному. Примеры из практики стран, где ювенальная юстиция пустила глубокие корни, были приведены выше.

2.          Запрет на наказания детей. «В одном из интервью г-н Астахов (защитник всех российских детей – авт.) договорился до того, что он-де «запрещает шлепать детей». Можно было бы посмеяться над этой нелепостью, если б эти несуразицы не пытались упорно внедрять в нашу жизнь, даже при отсутствии правовой базы. Любой человек знает, что наказание детей в семье, совершаемое не с целью «отомстить ребенку за непослушание», а с любовью для вразумления и исправления, является ДОПУСТИМЫМ ЯВЛЕНИЕМ в любой традиционной культуре. В Библии по этому поводу сказано: «Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?» (Евр. 12:7). Православный педагог и психолог Владимир Богоявленский так пишет о телесном наказании: «Это самое строгое и чувствительное средство наказания и потому должно быть употребляемо как можно реже, только при самых серьезных проступках дитяти. Наказание должно быть отеческим и никогда не должно переходить в жестокость; особенно оно не должно совершаться во гневе».[6]

Т. о. внедрение тезиса о запрете наказаний также является посягательством на наши традиционные устои.

3.          Предоставление ребёнку «свободы выбора». Здесь имеется в виду не только свобода выбора слушать или не слушать своих родителей и учителей, чему и как учиться, иметь трудовые обязанности или нет, но и свобода сексуальной ориентации (!), о чём ребёнка надо заранее заботливо просветить. В этой вседозволенности детей просматривается серьёзное деструктивное воздействие на общество, фактически – диверсия.

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

В «Основах учении Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2008 г., справедливо говорится: «Слабость института прав человека в том, что он, защищая свободу выбора, всё менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха.  …свободный выбор теряет свою ценность и смысл, если обращается ко злу».[7]

Если таковы «благие» лозунги ювенальной юстиции, то какие методы работы на практике? А реальные дела таковы:

1.          Массовое изъятие детей из родных  семей, перемещение их в детские дома. «Интернет на запрос “Изъятие детей” выдает массу информации. Так, один из блоггеров собрал у себя в дневнике перечень оснований, по которым органы опеки забирали детей у родителей: “Ребенку не были своевременно сделаны прививки”, “жилье в аварийном состоянии”, “квартира требует ремонта”, “наличие в доме домашних животных”, “несвоевременное прохождение врачей в поликлинике”, “на полу разбросаны игрушки и мусор”, “отсутствие игрушек в достаточном количестве”, “в холодильнике присутствует не весь ассортимент необходимых ребенку продуктов”, “жалобы соседей на жестокое обращение с ребенком”, “ребенок часто кричит и плачет” (выше был приведён ещё один характерный пункт: «удушающая любовь родителей» - интересно, какой человеконенавистник его придумал? – авт.) и т. д., и т. п. Сколько процентов семей попадает хотя бы под одно из таких оснований? Все 100? Или всего 99? Причем автор подборки отмечает, что тенденция последних лет — забирать здоровых детей из неполных семей. В то время как на бродяжек, детей алкоголиков и наркоманов органы опеки большого внимания не обращают».[8]  «Несомненно и то, что никто из них не рискнет забирать детей и из кавказских или мусульманских семей, т.к. представители кавказских народов и ислама не будут долго разбираться и накажут беззаконников сами.  Причем, так, что другим неповадно будет».[9]

Как такое возможно, когда Кон­ституция РФ (принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) провозгласила в ст. 38: «Материн­ство, детство, семья находятся под защитой государ­ства»?

Объяснение только одно: ювенальная юстиция действует в стране нагло, бесстыдно и НЕЗАКОННО.

«В Европе и США это уже реальность. Только за 2008 год в Германии принудительно изъято из семей более 70 тысяч детей! Из них половина – с формулировкой «Недостаточно хорошее материальное положение семьи». Представьте себе, сколько миллионов детей могут «за бедность» отобрать в России!»[10]

Профессор Пудовочкин Ю. Е. считает: «Подобное обхождение с ребенком препятствует его гармоничному личностному развитию и нарушает комплекс гарантированных Конвенцией ООН о правах ребенка, Се­мейным кодексом РФ прав и свобод ребенка: право жить и воспиты­ваться в семье, знать своих родителей, ощущать заботу с их сторо­ны, воспитываться родителями, право на всестороннее развитие и уважение человеческого достоинства»[11]. Однако констатирует, что к «группе преступлений, нарушающих право несовершеннолетнего проживать с родителями и воспитываться в семье, мы относим (только – авт.) торговлю несовершеннолетними (ст. 152) и подмену ребенка (ст. 153).[12]

Преследуя цель дестабилизации в стране, ювеналы не прочь и поживиться. Согласно сведениям, опубликованным на официальном сайте Департамента образования Москвы (http://www.educom.ru/ru/department/news/

news_detail.php?ID=6985), расходы в год на содержание одного ребенка в детских домах города Москвы увеличиваются с 480-605 тысяч рублей в 2008 году  до суммы 1,2 миллиона рублей в 2011 году. Из этой скупой официальной информации следует, что годовой бюджет министерства образования с появлением нового сироты в детдоме увеличивается приблизительно на миллион».[13] 

Известна и статистика по выпускникам детских домов. «По данным Генеральной прокуратуры России, через год после выхода из детского до­ма около 30% бывших воспитанников превращаются в бом­жей, 20% — становятся преступниками, 10% — кончают жизнь самоубийством».[14] Детдомовского ребёнка может ждать и ещё более ужасное будущее. Не секрет, что детдомовских детей под видом «усыновления» за рубеж отдают в гомосексуальные «семьи», продают «на органы» и для человеческих жертвоприношений.

Так что же тогда такое это массовое изъятие детей, как не криминализация и умерщвление нации?

2.          Уголовное преследование родителей. «Формулировки, уже давно существующие в законах и нормативно-правовых актах, начинают трактоваться совершенно иначе. Например, еще пару лет назад ни одному судье, ни адвокату, ни работнику прокуратуры в голову бы не пришло понимать под «жестоким обращением с несовершеннолетним» (ст.156 УК РФ) применение в воспитательном процессе «витамина Р» — брючного ремня. Сегодня ремень ИЗЫМАЮТ при обыске отца, обвиняемого по ст.156. А в обвинительном заключении пишут: «умышленно ремнем нанес несколько ударов по ягодицам, в результате чего причинил пострадавшему физическую боль». Этот случай имел место в Ханты-Мансийском округе».[15]

«В предыдущей редакции УК было предусмотрено не лишение, а ограничение свободы, что совсем не одно и то же. Крохотная,  казалось бы поправка  перевела состав преступления, предусмотренный ст. 156, из категории преступлений небольшой тяжести в категорию преступлений средней тяжести. Всего одно слово, ещё до принятия закона о ЮЮ (ювенальной юстиции – авт.), кардинально изменило реальность».[16] 

В результате нововведений в законодательство, когда детей легко изъять, а родителей посадить, семья – ячейка и оплот государства - стала очень уязвима.

3.          Планирование семьи (читай – пропаганда абортов) и сексуальное просвещение (читай – развращение) детей, начиная с детского сада. «В России «секспросвет» всё никак не приживается, другое дело – «просвещённая» Европа, где есть «партия под благозвучным названием «Милосердие, свобода и разнообразие», созданная недавно в Голландии, где с «секспросветом» детей уже давно «всё в порядке». Сейчас эта партия намерена бороться за снижение возраста, с которого можно вступать в сексуальные отношения, с 16 до 12 лет, а также за легализацию секса с животными (зоофилии) и детской порнографии…»[17]

Интересно, что «среди первых решений, принятых Обамой, указ о снятии запрета на финансирование из госбюджета США деятельности международных организаций, занимающихся в странах третьего мира планированием семьи, которое включает не только производство абортов и стерилизации, а также растление детей под маркой так называемого полового воспитания. Что же касается полового воспитания, то, как оказалось, оно ещё к тому же занимается пропагандой гомосексуализма»,[18] - говорит преподаватель Генерального штаба, политический аналитик Татьяна Грачёва.

Известно, что в странах, где проводятся программы «планирования семьи» и «секспросвета» в разы уменьшается рождаемость.

Развращение и детоубийство – вот истинные цели ювенальных технологов. Чтобы разрушить духовные устои русских людей, чтобы ослабить Россию!

4.          Незаконный сбор информации о частной жизни семьи.  Для этого вводится т. н. «паспорт школьника» –  «документ ужасающий», как заявила в интервью "Русской линии" известный детский психолог, директор Института демографической безопасности Ирина Медведева: "Все происходит в русле ювенальной юстиции. Школьник должен указать свой рацион питания, вредные привычки, в частности, кто курит в семье, хобби, круг интересов, а также нарисовать схему своей комнаты. Зачем им, ювеналам, схема комнаты ребенка?.. Я боюсь, что также будут доставляться эти сведения и в международное агентство усыновления. Сначала за плохие привычки и плохие квартирные условия, о которых ребенок наивно сообщит в своем дневнике, будут отбираться родители... Значит, если рацион питания будет сочтен недостаточным, то это тоже будет основанием изъятия ребенка у родителей»[19].

 Планируется также введение  «Единого детского телефона доверия» для доносов детей на своих родных, учителей, воспитателей. В преддверие этого в 2005 году «на центральных проспектах Москвы и Санкт-Петербурга, по всей их длине, на расстоянии 100м друг от друга… появились плакаты с изображением на синем фоне расколотой пополам чашки и словами: «Насилие в семье. Участковый от слова «участие». Позвони».»[20]

На основании ст. 13 Конвенции по правам ребёнка ООН требует: «кроме ювенальных судов, в России на всех уровнях – местном, региональном, федеральном – необходимо создать действенные механизмы рассмотрения жалоб детей и контроля соблюдением прав ребёнка (другими словами, детям в массовом порядке предлагается доносить на взрослых - своих родителей, учителей и даже подавать на них в суд!»[21]

Такой сбор информации хоть и под благовидными предлогами прямо нарушает 24 статью Конституции РФ, а различным структурам открывает большой простор для злоупотреблений. Ювенальным структурам сведения о семье дают основание для изъятия детей. Кроме того хорошо известно, что информация подобного рода (о взглядах, привычках, слабостях конкретных людей) всегда особо ценилась работниками спецслужб для манипулирования, вербовки и тотального контроля. Т.е. по сути такой сбор информации о частной жизни практически каждой российской семьи является шпионской деятельностью на территории страны. А попав в руки криминальных структур, такая информация делает семью совершенно беззащитной.

5.          Либерализация законов и судебных решений относительно несовершеннолетних, приводящая к разнузданности подростковой преступности. Этот вопрос в данной работе будет рассмотрен особо.

Этим не исчерпывается список методов воздействия ювенальной юстиции на наше общество,  его можно пополнить  уроками «прав ребёнка» в школах и детских садах, проведением милицейских  расследований на предмет установления «вины» родителей по любому синяку, полученному ребенком,  введением системы принудительной вакцинации и пр.

Удивляет и настораживает та независимость и безнаказанность, с которой действуют ювенальных технологи  - органы опеки и попечительства, КНД, соцработники. «К сожалению, еще не было в истории России ни одного случая, чтобы сотрудников органов опеки за незаконные действия привлекли к уголовной ответственности. Когда в средствах массовой информации поднимается шум, они просто возвращают детей на место. Из-за этого сотрудники органов опеки чувствуют свою безнаказанность», – утверждают координаторы детской «горячей линии».[22]

И, наконец, вершиной «ювенального творчества» можно считать новый форсайт-проект «Детство-2030». Форсайт – это  такой проект, на который будет обязана работать вся страна: от рядовых потребителей и предпринимателей до глав исследовательских центров, государственных и политических деятелей. Работать на достижение поставленных на десятилетия вперед задач. Форсайт-проект «Детство-2030»  совмещает в себе все признаки ювенального мышления, но гипертрофированные до уровня ювенального фашизма. Видимо, в нём сконцентрировались мечты и чаяния ювенальных технологов.  Финансируется он пока зарубежными грантодателями и  был уже представлен на китайской выставке «ЭКСПО»  в 2010г. «Данный  проект призывает  упразднить «устаревшую» традиционную семью, детей передать на воспитание в «компетентные воспитательные сообщества», а вместо учёбы в школе массово внедрять детям в мозг микрочипы  «для записи информации и связи с Интернетом»… Производство таких чипов запланировано по программам «модернизации» и развития нанотехнологий».[23]

Подробнее с материалами проекта можно ознакомиться на сайте фонда «Мое поколение» http://www.moe-pokolenie.ru., где очень красочно, грамотно и красиво излагается то, отчего волосы на голове встают дыбом.

Очередной блок ювенальных законов, а вместе с ним и лоббируемый Общественной палатой Форсайт - проект «ДЕТСТВО - 2030» планировалось принимать на Госсовете 27 декабря 2010г. с последующей передачей в Госдуму.  Но этому помешал Всероссийский родительский форум «СПАСЁМ СЕМЬЮ - СПАСЁМ РОССИЮ», который состоялся 22 декабря. 3000 человек съехались со всех концов России, даже с  Владивостока. Автор этой работы присутствовал на нём в составе нижегородской делегации и может засвидетельствовать то единодушие, с которым русские люди единогласно голосовали против ювенальной юстиции и Форсайт – проекта.  Рассмотрение этих программ было отложено Медведевым на неопределённое время.

 Подводя итоги изучения сущности и методов работы ювенальной юстиции, приходим к выводу, что красивое название «детской законности» подразумевает совсем не то, что мы ожидали. Это совсем не та система, которая будет ограничивать аборты, пропагандировать многодетность, сдерживать зловонную волну разврата, воспитывать целомудрие и любовь к чадородию, возвращать ореол святости понятию «материнства», растоптанному массовой субкультурой, а будет только контролировать, запрещать, изымать, пополнять детдома...

Откуда же взялась эта напасть? Обратимся к истории.

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

2.   История появления ювенальной юстиции

2.1. Уголовное право дореволюционной России относительно несовершеннолетних.

Посмотрим, каково было уголовное право дореволюционной России относительно несовершеннолетних, когда в основе российского общества лежал патриархальный уклад жизни, основанный на православных традициях (Как Господь Иисус Христос любил, почитал и слушал Бога Отца  и Мать Свою, так  и дети должны любить, почитать и слушаться своих родителей и заботиться о них).

Апологеты ювенальной юстиции любят говорить о её зарождении ещё в царской России. Так говорит, к примеру, профессор кафедры криминологии Московского университета МВД РФ, доктор юридических наук Юрий Евгеньевич Пудовочкин: «Ювенальная юстиция появилась в России до революции. Термина такого не было, но в 1910 году в России открылись первые суды по делам несовершеннолетних (а самый первый такой суд в мире появился в конце XIX века в США). К 1912 году суды для несовершеннолетних действовали в Харькове, Одессе, ряде других крупных городов, в Москве и Петербурге. В 1917 году их ликвидировали. Но это не значит, что была похоронена идея ювенальной юстиции. Созданные Декретом 1920 года комиссии по делам несовершеннолетних стали внесудебным органом защиты интересов несовершеннолетних в сфере уголовно-правовых отношений… В качестве альтернативы уголовному наказанию предлагались различные медико-психолого-педагогические меры, в том числе и помещение в воспитательно-трудовые колонии вместо лишения свободы... эти колонии, как и сами комиссии по делам несовершеннолетних, можно назвать элементами ювенальной юстиции».[24]

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.Однако, судопроизводство монархической страны, хотя и со вниманием относилась к делам несовершеннолетних, как того требует христианская любовь, но строгость и наказание детей были отцовскими. Поэтому принципы российского суда и рядом нельзя поставить с либерализмом ЮЮ, они, можно сказать, диаметрально противоположны.

«То, о чём не говорят сторонники ювенальной юстиции, и является главной проблемой всех современных споров. Это права родителей. В царской России права родителей были неотчуждаемы. Родитель мог ограничиваться в правах, только если сын поступал на государственную службу, а дочь выходила замуж. Основанием для прекращения родительской власти была только смерть родителей и больше ничего».[25]

«В Своде законов Российской империи существовала целая глава, которая так и называлась: «О власти родительской», - и в ней перечислялись и права детей и обязанности родителей. Но в любом случае юридической доминантой были именно права родителей. «Власть родительская простирается на детей обоего пола и всякого возраста». Родители для исправления детей строптивых и неповинующихся имеют право употреблять домашние наказания, заключать в тюрьму и приносить жалобы в судебные установления».[26]

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.«По Уложению 1845 г. (в редакции 1885 г.) малолетство и несовершенноле­тие подсудимого уменьшали вину и су­ровость наказания (ст. 136)».[27] Однако,  в «соответствии со ст. 146 Уложения 1845 г. реакция государства на рецидив несовершеннолетних была однозначна: подсудимый терял иммунитет несовер­шеннолетия и подвергался одинаковому со взрослыми преступниками наказанию. Более того, хотя по Уложению 1845 г. не­совершеннолетним в возрасте от 14 до 21 года и смягчалось наказание, к ним могла быть применена смертная казнь».[28]

Конечно, «в вопросах определе­ния наказания и его исполнения госуда­рственная политика неуклонно следова­ла по пути их смягчения, однако в одном вопросе законодатель был непреклонен. Исследуя нормы об уголовной ответ­ственности, мы обнаружим, что ни в од­ном правовом источнике не обозначено привилегированного положения несо­вершеннолетних в вопросах определе­ния круга деяний, признаваемых для них преступными. Это означает, что ни воз­раст, ни свойства личности несовершеннолетнего не могли препятствовать уго­ловно-правовому воздействию на под­ростка за любое совершённое им прес­тупление».[29]

Впоследствии либерализм внедрялся во все сферы общественной жизни, в том числе и в уголовное право монархической России, что и привело к разрушению великой Империи. А дальше началось строительство богоборческого тоталитарного государства, элементом которого и явились зарождающиеся ювенальные технологии. В этом автор данной работы совершенно согласен с профессором Ю.Е. Пудовочкиным. В связи с этим возникает, правда, один вопрос: для строительства какого государства внедряется нынче  ювенальная машина? Ответ напрашивается один: для строительства тоталитарного государства.

2.2. Появление и развитие ювенальной юстиции в мире.

Впервые система, подобная ювенальной, была «образована в США в штате Иллинойс. Проблема неэффективности карательных мер определила учреждение в июле 1899 г. в городе Чикаго указанного штата на основании «Закона о детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними»  первого в мире суда по делам несовершеннолет­них… возобладала точ­ка зрения о том, что несовершеннолетние преступники сами являются жертвами социальных причин и потому тре­буют реабилитации, а не наказания. Для рассмотрения дел с участием подростков был даже введен термин «пра­вонарушитель» вместо предыдущего «преступник».[30]

«В первые двадцать лет после учреждения чикагского суда национальные системы ювенальной юстиции воз­никли в Канаде (Закон от 20 июля 1908 г.), в Англии и Уэльсе (август 1905 г.), в Германии (1907-1908 гг.), во Франции (закон от 22 июля 1912 г. вступил в силу в марте 1914 г.), в Бельгии, Австрии, Испании, Италии, России, Венгрии, Румынии, Польше и т.д.»[31]

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.«Историческая память требует от нас вспомнить и отдать должное предвестнице Декларации прав ребен­ка—Хартии прав ребенка, которая 24 сентября 1924 г. была принята Генеральной Ассамблеей Лиги Наций и стала известной как Женевская декларация прав ре­бенка. Ее историческое значение состоит в том, что она стала первым международно-правовым актом по охране прав и интересов детей».[32]  Однако «в связи с распадом Лиги Наций в 1946 г. потеряла свою юриди­ческую силу»[33]

Впоследствии в 1948 г. ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, в которой было провозгла­шено, что все дети имеют право на особое попечение и помощь... Несмотря на важность, гуманность принципов, провозглашенных Хартией прав ребенка 1924 г. и Дек­ларацией прав ребенка 1959 г… указанные международные акты носили только рекомендательный характер. В дальней­шем защита прав ребенка, его право на защиту семьей, защиту его в случае распада семьи нашли свое закреп­ление в первом международном обязывающем право­вом акте в области прав человека — Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, принятом в 1966 г. Генеральной Ассамблеей ООН».[34]

«Генеральная Ассамблея ООН 10 декабря 1985 г. приняла Минимальные стандартные правила отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, известные как Пекинс­кие правила».[35]

Как считает председатель Ростовского облсуда В.Н.Ткачёв, термин «ювенальная юстиция» «к нам в правовой оборот пришел из «Пекинских правил».[36]

­Международным правовым актом, регулирующим пра­вовой статус несовершеннолетних,  является Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., ратифицированная Россией.

В настоящее время среди учреждений, занимающихся правами детей на основании вышеназванных международных соглашений, можно назвать:

«а) Международную организацию труда (МОТ);

б) Всемир­ную организацию здравоохранения (ВОЗ);

в) Организа­цию ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО);

г) Международный Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ);

д) Фонд ООН по народонаселению;

е) Про­грамму Развития ООН;

ж) Управление Верховного Комис­сара ООН по делам беженцев (УВКБ).

Из внедоговорных органов ООН прямое отношение к вопросу о контроле за соблюдением прав ребенка имеют Генеральная Ассамблея ООН, Совет Безопасности ООН, Экономический и Социальный совет (ЭКОСОС), Комиссия ООН по правам человека».[37]

О том, что это за организации, как они работают, можно судить по одной из них: «Детский фонд ООН ЮНИСЕФ – одна из организаций, представляющих в России сторонников  ювенальной юстиции. В нашей стране этот фонд под видом проектов типа «защита детства» ведет свою разрушительную деятельность еще с 1993 года,… пятилетняя «страновая программа» деятельности в РФ заканчивается 31 декабря 2011 года. Новой ему правительство РФ пока не обещает…с учетом шквала массовых недовольств, которые вызвала их предыдущая деятельность»[38] (от пропаганды секспросвета и гомосексуализма, уроков по правам  ребёнка в школах до анонимных пунктов по прерыванию беременности у несовершеннолетних в тайне от родителей – см. фильм-расследование о ЮЮ «Стена» - авт.).

Характерен для  ювенальной юстиции «омбудсман — это самостоятельное, опирающееся на парламент должностное лицо, непо­средственно занимающееся защитой прав и законных интересов человека, нарушаемых действиями или без­действием административных органов и должностных лиц. Впервые омбудсман общей компетенции …появился в Швеции в 1809 г… Развитие рассматриваемого института в XX в. приве­ло к появлению специализированных омбудсманов: по вопросам здравоохранения, по делам военнослужащих, по делам несовершеннолетних, по делам национальных меньшинств, по вопросам информации и др. Детские омбудсманы были введены, в частности, в Норвегии (1981 г.), во франкоязычной общине Бельгии (1991 г.), в Швеции (1993 г.)».[39]

   Т.о. ювенальная юстиция, впервые возникнув в США в конце ХIХв., распространилась в Европе и как принцип внедрилась во многие ныне действующие международные договоры и организации.            

                        3. Ювенальная юстиция  в России.

3.1. Защита прав  ребёнка в России.

3.1.1. Современное законодательство России по правам  ребёнка.Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

 «Российские ученые правовой основой социальной политики РФ в отношении несовершеннолетних преж­де всего называют Конвенцию ООН «О правах ребен­ка» 1989 г.  Далее следует ст. 38 Конституции РФ и два федеральных закона — Закон от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и Закон от 24 июня 1999 г. № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности правонарушений несовершеннолетних».[40] Как считает к. юр. н. Звенигородская Н. Ф., названный перечень пред­ставляется неполным, сюда следует включить «Пекинские правила 1985 г…  и Эр-Риядские руко­водящие принципы 1990 г. Полагаем, незаслуженно ока­зался «за бортом», т.е. оставленным без внимания и пра­вового анализа важный международно-правовой акт — Декларация прав ребенка (1959г. – авт.)».[41]

А поскольку закон о ювенальной юстиции в РФ так и не принят, то издаётся и действует множество подзаконных актов, как, например, «Приказ Генерального прокурора РФ от 22 июня 2001 г. "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершенно­летних и молодежи"[42]… или «инфор­мационное письмо Генеральной прокура­туры РФ от 20 июля 2005 г. "О создании элементов ювенальной юстиции".[43]

Хартии, Конвенции, Декларации… Однако, до сих пор «не урегулировано соотношение прав и обязан­ностей ребенка. «В Конвенции, Конституции России сфор­мулированы прежде всего права ребенка и некоторые обязанности государства и общества, но не упоминают­ся обязанности ребенка».[44]

 «Возможность обращения в Европейский Суд по пра­вам человека появилась у российских граждан с момента присоединения к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г… Российская Федерация ратифицировала Конвенцию 1950 г. 30 марта 1998 г., и она вступила в силу для России 5 мая того же года… Россия признала обязательность юрисдикции Европейского Суда по правам человека. Те­перь каждый человек, который считает, что его права на­рушены и исчерпаны все средства внутригосударственной защиты, может в соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации обратиться за защитой в Европей­ский Суд по правам человека»[45].

1 сентября 2009 года – создан институт уполномоченного по правам ребёнка  при президенте, намечено его введение в образовательные учреждения для работы, неподотчётной администрации. Эту должность, аналогичную омбудсмену за рубежом, в настоящее время занимает Павел Астахов.

Планируется в ближайшее время «введение в качестве участника судебного процесса новой для России должности социального работника при суде, который осуществлял бы социально-психологическое сопровождение несовершеннолетних подсудимых в судебном процессе»[46]

Комиссии  по делам несовершеннолетних и защите прав, органы опеки и попечительства – это те органы, на которые сделали ставку ювенальные политики, в них за последние годы сделаны большие кадровые замены. Лицо этих органов заметно изменилось. Теперь там не встретишь сердобольную заботливую пожилую русскую женщину. Теперь там всё больше молодые, обученные, жёсткие дамы, способные лично вырвать плачущего ребёнка из рук плачущей матери, и мило называть ребёнком 17-летнего негодяя-насильника. Для данных органов сейчас есть большой простор в СК РФ, КоАП РФ, есть специальные статьи в ФЗ-120, очень близко они подобрались и к УК РФ.

3.1.2. Ювенальные  включения  в  КоАП РФ, СК РФ и УК РФ -  против родителей.

Как свидетельствует к. юр. н. Косевич Н.: «Тесно взаимодействуют суды с органами опеки и попечительства. В соответствии со ст. 121 Семейного кодекса (СК) РФ на эти органы возложена защита прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, что требует от них выявления, учета, устрой­ства таких детей и последующего контроля за условиями их содержания и воспитания (ст. 122 и 123 СК РФ). На эти же органы, со­гласно ч. 3 ст. 147 СК РФ, возлагается защи­та прав выпускников воспитательных учреждений, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других ана­логичных учреждений. Согласно ст. 78 СК РФ органы опеки и попечительства привле­каются к участию в деле при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием де­тей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Весьма значимой и ответ­ственной является функция попечения над ребенком, который передается органам опе­ки и попечительства по решению суда в слу­чаях, установленных законом, например, при лишении родителей родительских прав, ограничении родительских прав, отмене усыновления ребенка и т. д. (ст. 68; 71; 74; 143 СК РФ). Обязательным является участие органа опеки и попечительства в исполнении решений суда по отобранию ребенка и пе­редаче его другому лицу (ст. 79 СК РФ)». [47]

«Статья 77 Семейного кодекса Российской Федерации предоставляет органам опеки и попечительства право при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребёнка отбирать его у родителей»[48], однако органы опеки позволяют себе трактовать её на своё усмотрение, объявляя «непосредственной угрозой жизни» неполный холодильник  (см. выше – авт.).

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л. «Способы воспитания де­тей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Родители, осущест­вляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом по­рядке (ст. 65 Семейного кодекса РФ). В случае нарушения вышеуказанных норм семейного законодательства, КДН и ЗП, могут самостоятельно при­менить меры воздействия в отношении родителей несовер­шеннолетних в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и законода­тельством субъектов Российской Федерации (п. 7 ч. 1 ст. 1 1 Федерального закона от 24 сентября 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и пра­вонарушений несовершеннолетних» (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2004 г. № 150-ФЗ), без помощи ор­ганов внутренних дел и прокуратуры. Меры воздействия КДН и ЗП применяются к роди­телям (законным представителям) несовершеннолет­них, как правило, в случаях ненадлежащего исполнения родителями (законными представителями) обязаннос­тей по воспитанию, содержанию и обучению несовер­шеннолетних, объем неисполнения которых недостаточен для привлечения виновного к уголовной ответствен­ности. Такими мерами воздействия являются, например, ад­министративное наказание в виде предупреждения ли­бо административного штрафа, которые предусмотрены ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушени­ях Российской Федерации (неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолет­них обязанностей по содержанию и воспитанию несовер­шеннолетних). Однако административное деяние родите­лей (законных представителей) детей, предусмотренное ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушени­ях Российской Федерации, в связи с неисполнением ро­дительских обязанностей по воспитанию, содержанию, обучению несовершеннолетних, защите прав и интере­сов несовершеннолетних граничит с деянием, ответствен­ность за которое предусмотрена ст. 156 Уголовного ко­декса РФ»[49], - информирует ст. помощник прокурора Центрального р-на г. Читы Зайцева  И.И.

А поскольку по ювенальным понятиям даже шлепок провинившегося ребёнка может сойти за «насилие» и «жестокое обращение», не удивительно, что именно в пилотных районах по ЮЮ ст. 156 УК РФ стала особо популярна.

Ювеналы рапортуют: «Государство призвано защищать детей от произвола се­мьи, жестокого обращения с ними. С этой целью в Уго­ловном кодексе РФ введена ст. 156…В Ростовской области в I полугодии 2005 г. в отно­шении родителей возбуждено 42 уголовных дела за не­исполнение обязанностей по воспитанию несовершен­нолетних, 23 аналогичных дела возбуждено в Иванов­ской области. Порой родители совершают даже особо тяжкие преступления в отношении детей. Начиная с января 2001 г. в Москве, Санкт-Петер­бурге, а с 2004 г. в Ростовской области и других (напри­мер, г. Ангарск Иркутской обл.) реализуется пилотный проект Программы Развития ООН в РФ «Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних».».[50]  

И ещё жестче: «представляется уместным предус­мотреть в уголовном законодательстве ответственность за проявления жестокости в отношении несовершенно­летнего не только субъектов, перечисленных в ст. 156 УК РФ, но и лиц, фактически заботящихся о ребенке. При расследовании уголовных дел, возбужденных по ст. 156 Уголовного кодекса РФ, возникают трудности, связанные с необходимостью установления признака систематичности неисполнения или ненадлежащего ис­полнения обязанностей по воспитанию несовершенно­летних и жестокого обращения с ними. В ряде регионов суды указывают на необходимость установления не ме­нее трех фактов причинения именно телесных повреж­дений, а также установления дат их причинения, что не всегда возможно сделать»[51]… Поэтому «пред­лагается передать обязанности о применении наказания специальному суду (ювенальная юстиция) или организо­вать их деятельность по опыту комитетов Бельгии с одной задачей — охрана прав и законных интересов несовер­шеннолетних от любых посягательств на них»[52], что фактически означает единоличное бездоказательное принятие решения судьёй.

Здесь уместно привести статистику о преступлениях против несовершеннолетних, о фактах т. н. «семейного насилия», подпадающего под статью 156 УК РФ. Сторонники ювенальной юстиции постоянно нагнетают истерию по этому поводу.

«В 2006 году известная сторонница введения ювенальной юстиции и прочих систем «защиты прав детей», Екатерина Лахова, утверждала, что в стране от рук своих родителей ежегодно погибают 2 тысячи детей. Ту же цифру назвал и исполнительный директор общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер.

Однако по официальным данным МВД и Следственного Комитета при прокуратуре РФ в 2007 году всего погибло в результате преступлений 2.500 детей (в 2008 – 1.900). Это – общее число погибших детей.

По данным МВД, приведенным Министром внутренних дел, за 2009 год всего в отношении несовершеннолетних было совершено 106 тыс. преступлений (не только убийства), из них родителями детей было совершено 4 тыс.

Т.е. лишь 4% преступлений в отношении детей совершаются родителями, а 96% преступлений, включая и убийства, соответственно - вовсе не родителями.

Сколько же из примерно 2 тысяч детей, погибающих в России в год в результате преступлений, действительно гибнет от рук собственных родителей? По словам заместителя Генерального Прокурора с 2000 по 2005 год в России от рук родителей всего погибло 1.086 детей. Он «отметил, что это официальная статистика, и разговоры о том, что в России от рук родителей гибнут от 1-й до 2-х тысяч детей ежегодно, не соответствуют действительности». Нетрудно догадаться, что цифры Генпрокуратуры – наиболее точные (поскольку представители прокуратуры всегда участвуют в уголовном процессе по делам об убийствах). Она не заинтересована ни в преувеличении, ни в преуменьшении статистических данных. Эти данные в целом соответствуют и данным, приводившимся в тот же период «Российским детским фондом», по данным которого в 1999 г. от рук родителей в России погибло 200 детей.

Получается, что, цифра, приводимая Е. Лаховой и Б. Альтшулером в действительности завышена в 10 раз. Ежегодно в России от рук родителей гибнет 200 детей, а не две тысячи. И еще неизвестно, только ли случаи убийства детей родными родителями отражены в этой печальной цифре. Вполне возможно, что сюда включены случаи убийства ребенка приемными родителями».[53] 

Поборников ЮЮ приходится постоянно уличать во лжи. Подсчитаем тот процент насилия над детьми, ради которого запускается огромная ювенальная машина с её  доносительством и слежкой буквально за каждой российской семьёй.

«По данным Следственного комитета при Генпрокуратуре, в 2008 г. От побоев погибло 1914 детей, а примерно 2300-м нанесён тяжкий вред здоровью. Однако Следственный комитет не указывает, что все эти дети пострадали от насилия в семье. Их могли убить на улице, изувечить в школе, в детдоме, на дискотеке и т. п… 27 миллионов (общее число детей в стране – авт.) и 4000!»[54] Получается « - 0,015%! Немного больше одной сотой доли процента!»[55] Комментарии излишни.

Как видим, наиболее облюбована органами опеки и КДН ст.77 СК РФ, а в   пилотных районах по ЮЮ в судах стала особо часто применяться ст.156 УК РФ. Т. е. становятся популярными в нашей стране изъятия детей из семей с одной стороны и репрессии против родителей – с другой. Ювенальная юстиция семью растаскивает по частям.

Наблюдаем, какие серьёзные средства бросаются ЮЮ на якобы «защиту прав детей», а элементарные права ребёнка так и не выполняются, даже изданные законы на практике не работают, т.к. никого не волнует контроль за их осуществлением, они просто саботируются.

3.1.3. Неработающие законы по защите прав детей.

Неработающие законы по защите прав ребёнка глубоко проанализировал д. юр. н. профессор А. Бастрыкин, будучи  первым заместителем Генерального прокурора РФ - Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ: «Существенные нарушения в этой сфере выявлены в некоторых субъектах Федерации. Несмотря на требования п. 2 ст. 14  ФЗ от 24 июля 1998 г. "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", не везде при­няты законы, устанавливающие норма­тивы распространения печатной, аудио- и видеопродукции, иной продукции, не рекомендуемой ребёнку для пользова­ния до достижения им возраста 18 лет. Вопреки предписаниям ст. 37 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" многие мест­ные администрации не определили ме­сторасположение помещений, специ­ально предназначенных для розничной продажи продукции СМИ, специализи­рующихся на сообщениях и материалах эротического характера. Несовершеннолетние не защищены в должной мере от распространения информации сексуального характера. Проверки показали, что в нарушение правил продажи отдельных видов това­ров в системе розничной торговли осу­ществляется незаконная продажа, в том числе детям и подросткам, аудиовизу­альных произведений эротического и порнографического содержания. Реклама алкогольной продукции и табачных изделий не сопровождается предупреждением о вреде их потреб­ления и размещается на расстоянии ближе чем сто метров от зданий, зани­маемых детскими, образовательными, медицинскими организациями, а также от физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружений.

Нарушается предусмотренный ФЗ от 8 января 1998 г. "О наркотических средствах и психотропных веществах" запрет на их пропаганду. Зафиксирова­ны факты размещения на сувенирной продукции, одежде надписей  «канабис" (марихуана) или картинок с изображе­нием листьев конопли.»[56]

«Практически ни в одном из регионов не выполняются требования ФЗ от 21 де­кабря 1996 г. "О дополнительных гаран­тиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" о внеочередном предостав­лении им жилых помещений. В некото­рых субъектах Федерации дети-сироты ждут квартиры годами. Например, в Сара­товской области более 700 детей-сирот не получили жилья, которое должны были им предоставить ещё в 2005-2008 гг.»[57]

Во исполнение данных законов и следовало бы бросить государству все силы и средства. Чтобы дети наши не развращались, не спивались, не становились наркоманами, не пополняли бы ряды бомжей. Работа данных законов позволила бы существенно снизить преступность в нашей стране, которая приобретает в  настоящее время угрожающий характер.  (Анализ преступности несовершеннолетних в Российской Федерации дан ниже – авт.). В бездействии властей по соблюдению данных законов также чувствуется тяжёлая рука ювенальной юстиции.

3.2. Защита прав несовершеннолетних преступников.

3.2.1. Ювенальный характер смягчения наказания несовершеннолетним преступникам.

Наряду с ужесточением законов о родителях совершенно по-ювенальному лоббируются законы, смягчающие наказания несовершеннолетних преступников.  Для этого изыскиваются всё новые и новые способы.

«Наиболее значимой новацией законодателя явля­ется правовой институт освобождения от уголовной ответственности тех несовершеннолетних, которые достигли возраста уголовной ответственности (14 или 16 лет), но вследствие отставания в психическом раз­витии, не связанного с психическим расстройством, не могли в полной мере осознавать фактический ха­рактер своих общественно опасных действий (бездей­ствия) или руководить ими (ч. 3 ст. 20 УК РФ)  »[58]

 «Соответственно потребовалось и расширение круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по данной категории дел. В него были включены «уро­вень психического развития и иные особенности лич­ности», «влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц», закрепленные в ч. 1 ст. 421 УПК РФ. Часть 2 данной статьи явилась логическим заверше­нием рассматриваемого института: «При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психи­ческом развитии, не связанном с психическим рас­стройством, устанавливается также, мог ли несовер­шеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими».[59]

Кроме того, по смыслу ч. 2 ст. 421 УПК РФ коррес­пондирует лишь с ч.3 ст. 20 УК РФ. «Следует вывод о том, что только при непатологическом отставании ус­танавливается способность и возможность несовершен­нолетнего понимать характер своих действий и руко­водить ими. Однако это не так, хотя вопрос об указан­ной способности и возможности является основным, имеющим юридическое значение. Как отмечено ранее, одни и те же данные могут свидетельствовать об отста­вании как связанном, так и не связанном с психичес­ким расстройством. Разграничение природы отстава­ния возможно только в рамках КСППЭ, и, поскольку эти вопросы всегда решаются совместно, содержание ч. 2 ст. 421 УПК РФ должно корреспондировать не толь­ко с ч. 3 ст. 20 УК РФ, но и со ст. 22 УК РФ (уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости)».[60]

Однако «изучение практики Сибирского региона выявило отчетливую тенденцию к увеличению количества про­веденных экспертиз несовершеннолетним обвиняемым на фоне значительного сокращения случаев (при этом единичных) выявления непатологического отставания в психическом развитии, вплоть до их отсутствия. Данная тенденция во многом связана с неразработанностью еди­ных критериев феномена «отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством».[61]

Т. о. можно констатировать, что данные изменения в УК РФ совершенно надуманны и фактически «высосаны из пальца». Но ювеналов это не волнует, главное, - статьи работают.

Старший преподаватель кафедры публичного права юридического факультета Российского университета кооперации Т. Лихова делает вывод:  «В 2003 г. в УК РФ были внесены нормы, продуцирующие чувство безнаказаннос­ти у несовершеннолетнего преступника. К ним относятся: сокращение сроков ли­шения свободы наполовину от низших пределов соответствующей санкции, повторное установление испытательного срока в случае совершения условно осуждённым нового преступления, осво­бождение от наказания путём принуди­тельного воспитательного воздействия за преступления небольшой или средней тяжести, освобождение от назначенного наказания в виде лишения свободы за преступления тяжкие или средней тяжес­ти путём помещения осуждённого в зак­рытое воспитательное учреждение орга­нов образования, сокращение давностных сроков наполовину, обязательное иг­норирование фактического рецидива, имевшего место до 18-летия. Такие ус­ловия уголовной ответственности и наз­начения наказания практически нивели­руют ожидаемые результаты уголовно-правового воздействия, установленные ч.2 ст.43 УК (восстановление социаль­ной справедливости, исправление осуж­дённого и предупреждение совершения новых преступлений)».[62]

Надо отметить,что в настоящее время по меньшей мере странно вести разговор о недоразвитости детей. «Для современных подростков (возраст от 11— 12 лет до 16 - 17 лет) характерны акселерация не только в фи­зической, но и в интеллектуально-волевой сфе­ре, их более широкое участие во всех видах, как социально-позитивной, так и негативной, в частности, в групповой преступной деятель­ности, т. е. достаточный уровень социализации, чтобы в полной мере осознавать, что такое уго­ловная ответственность».[63]

Нельзя не принимать во внимание и тот факт, что традиционно в Православной церкви возраст первой исповеди, когда человек начинает осознанно каяться в своих греховных поступках и помыслах, возраст, когда по учению Православной церкви человек уже лично несёт ответственность за свои дела и мысли, -  7 лет (!). А начинают приучать к покаянию православные родители своих детей задолго до этого возраста.

Сформированная т. о. законодательная база для ювенальных технологий, основанная на репрессиях по отношению к родителям и выгораживании несовершеннолетних преступников позволила произвести и реформу судопроизводства по делам несовершеннолетних.

3.2.2. Реформирование судопроизводства по делам несовершеннолетних.

Большие изменения ювенального характера испытывает система судопроизводства в России. О внедрении в российское судопроизводство по делам о преступлениях несовершеннолетних ювенальных технологий стали вести речь именно с 2000 года потому, что «в феврале 2000 года состоялся Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который принял Постановление «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» № 7 от 14 февраля 2000 г.»[64]

«Возможность выделения "специального" судопроизводства по делам несовершен­нолетних из "общего" уголовного судо­производства определяется наличием в отечественном праве "специальных" норм и процедур, касающихся особенностей уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, процедуры их при­менения и исполнения. Они содержатся в разделе V УК РФ "Уголовная ответствен­ность несовершеннолетних" и главе 50 УПК РФ "Производство по уголовным де­лам в отношении несовершеннолетних", Федеральном законе от 24 июня 1999 г. "Об основах системы профилактики без­надзорности и правонарушений несовер­шеннолетних". Ювенальных судов, как самостоятельной системы ювенальной юстиции, в России нет, однако отдельные элементы ювеналь­ной юстиции, приближенные к мировым стандартам, введены в Ростовской, Ниже­городской и Саратовской областях, а так­же в Москве и Санкт-Петербурге».[65] Так в Ростовской «области сейчас 61 суд, из них в 33 введена специализация судей, в 15 судах дополнительно к специализации существует помощник судьи с функциями социального работника. На базе областного суда работает ассоциация специалистов «Центр ювенальной юстиции», которая анализирует и обобщает судебную практику и совместно с Российской академией правосудия разрабатывает концепцию подросткового правосудия в России»[66]. Апробирование на практике ювенальных технологий началось «с января 2001 г., а закончилось в декабре 2003-го – при реализация совместного пилотного проекта «Поддержка становления правосудия в отношении несовершеннолетних в РФ» Ростовского областного суда, Управления Судебного департамента в Ростовской области и Программы развития ООН в Российской Федерации (ПРООН)».[67]

Однако Главный консультант Правового управления Аппарата Совета Федерации Ольга Владимировна Леткова аргументирует тот факт, что «существование ювенальных судов в Российской Федерации не имеет законных оснований.

В соответствии с частью 3 статьи 118 Конституции Российской Федерации судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Однако ни регулирующий указанные правоотношения Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", ни сама Конституция Российской Федерации не предусматривают ювенальных судов в судебной системе Российской Федерации. Никаких иных способов создания данных судебных органов, в том числе в качестве эксперимента, в законодательстве Российской Федерации не предусматривается.

Часть 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации устанавливает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Глава 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации достаточно полно регулирует особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Именно ею должны руководствоваться суды при рассмотрении данной категории уголовных дел. Отсутствие законодательного регулирования деятельности ювенальных судов и неясность судейских полномочий ставит под сомнение правосудность принимаемых ими судебных постановлений.

Кроме того, отправление правосудия ювенальными судами нарушает конституционное право каждого гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47 Конституции Российской Федерации)… Ведь снятие с правительственного контроля программы создания ювенальной юстиции в России означает сворачивание её бюджетного финансирования. Если же средства на создание суда выделялись из иных источников, то такое положение является прямым нарушением статьи 124 Конституции Российской Федерации, согласно которой финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом…

В обобщении практики внедрения элементов ювенальных технологий в Ростовской области, сделанном судьёй Ростовского областного суда Е.Л.Вороновой (июль 2008 года) говорится: «Социальные работники при судах работали по контракту ПРООН, который оплачивал их работу». Следует отметить, что социальный работник при суде непосредственно влияет на рассмотрение дела судьёй, на основании его рекомендаций судом принимаются решения о применении к подсудимому тех или иных мер воздействия, то есть имеет прямое отношение к отправлению правосудия. Следовательно, исходя из положений статьи 124 Конституции Российской Федерации, постановления ювенальных судов, финансируемых на деньги западных фондов, не соответствуют требованиям полного и независимого правосудия, то есть являются незаконными».[68]  

Тем не менее ювеналы продолжают гнуть свою линию. Замес­титель председателя межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних В.К. Чернобровкин выска­зывает следующее мнение: «Начинаем пока с судов... Но это одно из звеньев ювенальной юстиции. В буду­щем необходимо учредить специализированный суд по гражданским делам, связанный с защитой прав и инте­ресов несовершеннолетних, и многое другое вплоть до специализированного Верховного Суда. Ювенальная юстиция — это пирамида, где суд — наверху, а далее вниз — вся система специализированных государ­ственных органов по линии несовершеннолетних плюс общественные организации по данной проблеме».[69] 

«Досудебным производством по делам несо­вершеннолетних должны заниматься служащие полиции, которым предстоит пройти специаль­ный инструктаж и подготовку. В крупных горо­дах для обеспечения этого должны быть созданы специальные подразделения полиции (п. 12 Пе­кинских правил). В России сегодня такую функ­цию выполняют отделы профилактики преступ­лений несовершеннолетних и подразделения по делам несовершеннолетних органов МВД.»[70]

 «Главное направление принципа ювенальной юстиции… заклю­чается в том, что производство по таким делам должно быть ориентированным на применение к подросткам не уголовного наказания, а иных принудительных мер воспитательного характе­ра и обеспечение мер по возмещению матери­ального ущерба потерпевшему, т. е. иных не ка­рательных мер реабилитационного характера, как, например, предлагаемые сегодня меры восстановительного правосудия»[71]  Как поясняет д.юр. н. Ю. Е. Пудовочкин, «задача ювенальной юстиции сегодня – по возможности вывести несовершеннолетнего из сферы официальной системы правосудия. Знаете, как выглядит суд по делам несовершеннолетних? На здании суда нет государственной символики (флагов, гербов), судьи не облачены в специальные мантии, зал судебного заседания напоминает комнату переговоров. Никакого противопоставления сторон (прокурора и адвоката, подсудимого и судьи) – все сидят, условно говоря, за круглым столом и коллективно вырабатывают приемлемое решение судьбы подростка (а в некоторых странах в судах по делам несовершеннолетних подсудимый сидит рядом с судьей, причем на более высоком стуле, чтобы они глаза в глаза друг другу смотрели). Нет состязания прокурора и адвоката в красноречии – кто больше впечатлит судью»[72]

 «Согласно Пекинским правилам, судебное раз­бирательство должно проходить «в атмосфере понимания» с учетом возрастных особенностей несовершеннолетних и отвечать их интересам (п. 14, 21). Это позволит несовершеннолетнему быть раскрепощенным и участвовать в судебном разбирательстве, которое должно проходить, ко­нечно же, не в строго официальном режиме Для обеспечения этого Пекинские правила предлагают создание специализированных су­дов по делам несовершеннолетних»[73] Т. о. главная забота ювеналов о том, чтобы ребёночек был «раскрепощён», хотя он и так уже «раскрепостился» до степени совершения преступления.

«21 декабря 2010 года состоялся Пленум Верховного Суда Российской Федерации, по итогам которого принято Постановление «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»[74].

В   Постановлении Президиума Совета судей РФ «О результатах обобщения информации судов субъектов РФ об использовании ювенальных технологий судами общей юрисдикции» от 21 июня 2010г. 228 отмечено, что внедрение ювенальных технологий в работу судов общей юрисдикции осуществляется в сфере правосудия в отношении несовершеннолетних в соответствии с действующим законодательством и общепризнанными нормами  международного права.

Используют ювенальные технологии в своей работе суды общей юрисдикции 52 субъектов Российской Федерации. При этом ими учитываются рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».[75] Поэтому в России «никаких препятствий в продвижении судебно-правовой реформы – становлении системы правосудия в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с законом (ювенальной юстиции), не имеется, правовая реформа в этом направлении успешно развивается, о чем свидетельствуют принятые в конце декабря 2010 года изменения в законодательстве: подписан закон, направленный на совершенствование процедур, связанных с помещением несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органов управления образованием.

Поправки внесены в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ,»[76] - говорит В.Н. Ткачев, председателя Ростовского областного суда, д.юр.н., заслуженного юриста РФ, члена Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, члена Рабочей группы при Совете судей РФ по созданию и развитию ювенальной юстиции в системе правосудия РФ. И он же нас убеждает, что « в России нет «ювенальных судов», именно поэтому нам не грозит… «сращивание» органов опеки с ювенальными судами»,[77] что «у нас в России существующая ювенальная юстиция – это сфера уголовного правосудия по делам о преступлениях несовершеннолетних»,[78] что только в «зарубежных странах термином «ювенальная юстиция» обозначаются разные ветви правосудия, в которых одной из сторон является несовершеннолетний»

Т.о. незаконно апробированная в России программа по внедрению ювенальных технологий в судопроизводство завершилась в конце 2010 года поправками в законодательстве. Поэтому в настоящее время нет никаких препятствий для расширения сети ювенального судопроизводства.

3.2.3.    Влияние ювенальных  технологий  на преступность несовершеннолетних в России.

«На протяжении последних 30 лет темпы роста преступности среди несовершеннолетних устойчиво превы­шают аналогичный показатель среди взрослых в среднем в 2,5 раза. Сотрудники МВД России ежегодно задержи­вают более одного миллиона несовершеннолет­них за различные правонарушения».[79] «Несмотря на снижение в 2008 году по срав­нению с 2007 годом количества преступлений, совершённых несовершеннолетними или при их участии на 16,5%, в преступности несовер­шеннолетних в последнее время наблюдаются тревожные тенденции: она приобретает отчёт­ливо выраженный агрессивный, корыстный и насильственный характер». [80]

Причём «незначитель­ное сокращение преступлений, совершаемых несо­вершеннолетними в последние годы, объясняется не столько снижением преступной активности несовер­шеннолетних и достижениями правоохранительных ор­ганов, сколько значительным снижением общего удель­ного веса несовершеннолетних указанной возрастной группы в структуре всего населения России и декриминализациеи ряда деяний законодателем в течение пос­ледних пяти лет».[81]

Основная масса совершенных несовершеннолетними пре­ступлений, - это умышленные, корыстные групповые преступления против собственности. «Данные за предшествующие 10 лет (1995 – 2005гг. – авт.) показывают, что в РФ только три состава преступления (ст.ст. 158, 161, 162 УК) составляют 72 % преступлений в структуре ювенальной пре­ступности».[82] Это – кража, грабёж, разбой. «Однако в последнее время заметны и некоторые нега­тивные сдвиги в характеристике структуры преступности несо­вершеннолетних. Так, В 1997 году в структуре подростковой пре­ступности кражи составили 59,7 %, в 2004 году - 54,3 %; разбои и грабежи - соответственно 10,4 % и 16,1 %; преступления, связан­ные с наркотиками - 5,6 % и 2,3; вымогательство - 1,9 % и 12,1; убийства, изнасилования и причинение вреда здоровью - 2,0 % и 5,4 %. Таким образом, и статистика, и специальные исследования показывают, что за последние годы существенно возросло коли­чество и удельный вес насильственных преступлений (убийств, изнасилований, случаев причинения тяжкого вреда здоровью, средней тяжести вреда здоровью, хулиганств, грабежей, разбоев), а также таких, отличающихся сложностью механизма соверше­ния преступлений, как преступления экономической направлен­ности и мошенничество; весьма заметен и рост показателей реги­страции таких опасных преступлений, как умышленное уничто­жение имущества, угон транспортных средств, незаконное ноше­ние, хранение оружия».[83]

Кроме того, «одной из типичных, сохраняющихся характеристик пре­ступности несовершеннолетних, является ее повышенная латентность. Экспертами уровень преступности в этой воз­растной группе в целом оценивается как в 3-4 раза более высокий, чем отражаемый статистикой. Тревожным является тот факт, что значительное количес­тво несовершеннолетних совершают преступление повтор­но. Так, в 2002 г. таких лиц было 25 479 (18,1 %), в 2003 г. - 22 540 (15,5%), в 2004 г. - 22 250 (14,6%), в 2005 г. - 24 095 (16,1 %), в 2006 г. - 23 717 (16%)…»[84]

Причём «боль­шинство несовершеннолетних ранее привлекались к административной или уголовной от­ветственности. Следовательно, меры воспита­тельного воздействия, применяемые комисси­ями по делам несовершеннолетних к этим под­росткам, оказались малоэффективными, тем более что в большинстве случаев сами подрос­тки относились к ним безразлично (60%), от­рицательно (12%) или даже враждебно (11%)».[85]

«Случаи по­вторного совершения условно осужден­ными преступлений получают все боль­шее распространение: теперь закон поз­воляет применять условное осуждение неоднократно. Это способствует форми­рованию у подростков мифа о безнака­занности».[86] 

О результатах влияния  либеральных перемен в уголовном законодательстве с горечью информирует начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин Орловского юридического института MBД России, доцент, к.юр.н., полковник милиции Жиляева С. К.: «С 2006 г. отмечен рост повторной подростковой преступности, в том числе удельного веса несовершен­нолетних преступников, ранее совершавших преступле­ния и уже судимых. Из общего числа подростков, совер­шивших преступления в 2008 г., 17,6% ранее совершали преступные деяния, 13% — были судимы. В первом полу­годии 2009 г. данные показатели составили соответс­твенно 18,3% и 12,6%. Это свидетельствует о крайне низкой эффективности применяемых к несовершенно­летним мер предупреждения повторных преступлений и ненадлежащей деятельности органов и учреждений, в обязанности которых входит профилактика преступнос­ти несовершеннолетних. Кроме того, к числу основных причин роста повторной преступности несовершеннолетних следует отнести без­наказанность, мягкость законодательных мер, применя­емых к подросткам, совершившим преступления. В судах сложилась практика не применять такую меру пресечения, как арест, к несовершеннолетним даже за совершение тяжких, а также серийных преступлений. В последнее время возросло число особо тяжких, изощренных преступлений, в том числе умышленных убийств, совершенных несовер­шеннолетними. Психологи с тревогой ожидают в ближай­шие годы настоящего всплеска детской жестокости. Как показывает судебная практика, именно возраст спасает многих малолетних преступников от сурово­го наказания. Отсутствие сдерживающих факторов и, как уже отмечалось выше, либеральное законодатель­ство привели к тому, что в последнее время практичес­ки во всех регионах страны отмечается рост убийств, совершенных подростками, не достигшими 14-летнего возраста. В криминальных сводках все чаще упомина­ются подростки-девочки. Если в 2003 г. удельный вес де­вочек, совершивших преступление, составлял 7,7%, то в 2008 г. — 10,3%. Таким образом, тенденция феминиза­ции преступности несовершеннолетних налицо. В масштабах страны уровень подросткового крими­нала выглядит угрожающим. Педагоги, психологи и со­трудники органов внутренних дел сходятся во мнении, что в последнее время дети стали более жестокими и злыми, и с каждым годом ситуация становится все хуже. В конце декабря 2006 г. в Москве вступил в силу при­говор суда по шокирующему делу: 28 июля 2005 г. про­изошло жестокое убийство подростка. Вечером этого дня один из местных несовершеннолетних хулиганов в состоянии алкогольного опьянения во дворе дома на ул. Гарибальди поссорился с соседом — сверстником, а за­тем принялся его жестоко избивать. К экзекуции присо­единились еще два подростка, в их числе была и 13-лет­няя девочка. Избив парня, подростки потащили его на крышу центрального теплового пункта, где всю ночь из­бивали, резали ножом. Чтобы спастись, мальчик спрыг­нул с 6-метровой высоты вниз и сломал обе ноги, однако подростки вновь затащили его на крышу. Вдоволь насла­дившись пытками, «малолетки» забили юношу камнями. Мосгорсуд вынес убийцам приговор. 15-летний срок по­лучил лишь один из преступников. Второй был признан невменяемым, а девушка вообще избежала ответствен­ности, так как на момент совершения преступления ей не исполнилось 14 лет…. Как показывает практика, условная мера наказания в большинстве случаев не оказывает должного влияния на исправление несовершеннолетнего и воспринимает­ся им как полное освобождение от наказания».[87]

«Самоутверждение через наси­лие — типично подростковая мотивация. Нередко она сочетается с особой жестокостью насильственного по­ведения несовершеннолетних. Л.В. Филонов, изучавший генезис жестокости, пришел к выводу, что самое боль­шое число случаев жестокости совершают подростки в возрасте 11 — 16 лет».[88]

«В настоя­щее время подростки совершают такие жесто­кие преступления, на которые не всякий взрос­лый рецидивист способен. Так, в 2008 году, в Промышленном районе г. Самары, было направлено в суд дело 16-летнего подростка, который убил своего знакомого за своё оскорбление, нанеся ему 47 ударов ножом».[89]

«В Европе за последние 10 лет число преступлений, совершённых несовершеннолетними,  возросло на 30%. С начала 1990-х годов (когда ЮЮ распространилась в мире – авт.) показатели детской преступности в 16 странах выросли более чем в 2 раза. Даже в благополучной Швеции за последние полвека число таких преступлений увеличилось в 20 (!) раз (в то время как показатель взрослой преступности вырос лишь в 4 раза)».[90]

«Глянцевые показатели наших пилотных регионов, бодро рапортующих, что там подростковая преступность снижается, а рецидивы – так вообще падают до нуля, вызывают большие сомнения. По  этому поводу очень точно, на наш взгляд, высказался старший оперуполномоченный по особо важным делам ГГУ СМК МВД России полковник милиции В.Е. Рабунский. «не стоит обманываться якобы наметившейся в последнее время тенденцией к снижению преступности несовершеннолетних, -  несколько лет назад предупреждал он, - за последние 13 лет несовершеннолетнее население России сократилось на 10  млн (!). Если говорить о какой-то тенденции в состоянии преступности несовершеннолетних, то это тенденция тяжких и  особо тяжких преступлений! Только число убийств, совершённых несовершеннолетними, выросло за 13 лет более, чем в 3 раза!»[91]

«В мае 2007 года депутаты Алтайского края рассматривали вопрос об ужесточении наказаний для несовершеннолетних преступников. После бунтов в колониях были оглашены страшные цифры: до 50% всех преступлений в среде несовершеннолетних – это тяжкие и особо тяжкие. Причём в последние годы эти преступления поражают ещё и какой-то особо изощрённой жестокостью, садистской изобретательностью».[92]

Замученные ювенальными технологиями страны Запада начинают ужесточать законы для малолетних преступников. Такое предложение внесла Ангела Меркель в Германии. Как отважилась она на это в стране, где ювенальная юстиция имеет большую власть? «А просто дела очень плохи: 43% преступлений в Германии совершается лицами моложе 21 года. То есть по немецким меркам несовершеннолетними.

Интересно, что ужесточила наказания для малолетних преступников даже прозападная Грузия. Ещё в 2008 году парламент утвердил в третьем чтении законопроект, предусматривающий возраст уголовной ответственности с 14 до 12 лет».[93]

В России «сегодня обсуждается инициатива замести­теля Председателя Государственной Думы, лидера ЛДПР В. В. Жириновского, который внёс на рассмотрение Госдумы законопро­ект, предусматривающий установление уго­ловной ответственности с 12-летнего возрас­та за тяжкие и особо тяжкие преступления и дополнительную уголовную ответственность с 14-летнего возраста за истязание, заражение венерической болезнью, ВИЧ-инфекцией. Не вдаваясь в анализ конкретных положе­ний законопроекта, выскажем мнение о целе­сообразности понижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В нашем представлении здесь имеет значение вовсе не кара, а угроза карой. Увещевание, призывы к совести, уважению закона и т.п. со стороны родителей, общественности нередко не дей­ствуют; поскольку сильнее воздействует дру­гой, возрастной фактор, который выступает га­рантией защиты от уголовной ответственности, для лица, не достигшего 16, а в определённых случаях 14 лет. На наш взгляд, открывающаяся для несовершеннолетнего иная перспектива, т. е. не фатальной защиты от уголовного пре­следования, а, наоборот, угроза неизбежного привлечения к уголовной ответственности, не­сомненно, может оказать сдерживающее воз­действие на криминогенную личность несо­вершеннолетнего».[94]

Когда речь зашла о ювенальном «реабилитационном подходе к решению проблем подростковой преступности, заместитель генпрокурора РФ С.Н. Фридинский высказался достаточно определённо: «В частности, в Москве, когда появились эти программы социальной реабилитации, договоры заключались и с судебными органами, и  с органами внутренних дел, а деятельность так называемых координаторов фактически сводилась к примирению потерпевших с виновной стороной В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ. Этот опыт не направлен на повышение правосудия. Этот опыт был направлен на разваливание уголовных дел и, я убеждён, на получение денег».[95]

Говоря о преступности, нельзя не затронуть и тему наркомании. Связь наркомании с преступностью известна, не известна связь наркомании с ювенальной юстицией. А она есть! «Если посмотреть ранжированность территории РФ по уровню распространения наркомании, то окажется, что в Самарской области на 100 тысяч населения наркоманов 671,3 чел., в Иркутской – 522,6. А в среднем по России – 241,3. Почти в 3 раза меньше! Для справки: Самарская и Иркутская области – пилотные регионы по ювенальной юстиции».[96] Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, 2 июня 2009 года делая заявление в РИА Новости о курительных смесях, имеющих галлюциногенный эффект и разрушающих психику, сказал, что наибольшее распространение «эти смеси получили в Краснодарском крае, Самарской, Саратовской и Ростовской областях и в Москве. То есть опять-таки в ювенальных регионах!!!»[97] «Через многие ювенальные регионы проходят основные пути наркотрафика».[98]Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.

Т.о. можно подытожить, что преступность в среде несовершеннолетних преимущественно групповая  корыстной направленности. В последнее время наметилась тенденция к росту тяжких и особо тяжких преступлений. Причиной этому является либерализация законов и судопроизводства в отношении несовершеннолетних, отчего они чувствуют свою безнаказанность и совершают повторные преступления. Поэтому рекомендуется ужесточение наказания несовершеннолетних за совершённые преступления и снижение возраста уголовной ответственности. Эти факты свидетельствуют о несомненном вреде ювенальных методов, применяемым к несовершеннолетним преступникам и способствуют увеличению  криминализации, наркотизации населения  и общей дестабилизации в стране. Проблема подростковой преступности только усугубляется.

Заключение

В заключении автору хотелось бы подвести итоги исследования проблемы ювенальной юстиции и философски осмыслить их.

Ювенальная юстиция – это не только правосудие по делам несовершеннолетних, как пытается нам внушить официальная доктрина, а целая система взглядов, идей и методов, претендующих на полную смену национальной парадигмы по отношению к семье и детям. Насильно насаждаются совершенно чуждые традиционному православному мировоззрению русских людей безбожные идеи о главенстве детей над родителями, о враждебности семьи по отношению к детям, об ущемлении их прав и свобод, о вреде наказания.

Незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию. Киреева О.Л.Такое негативное идейное давление направлено на основу основ любого государства – семью. Этим нарушается иерархия ценностей внутри семьи, что подрывает её устои. Являясь первичной «ячейкой» общественного устройства и фундаментом государства семья обладает внутренней иерархической структурой, ей аналогична иерархия всего общественного и государственного построения, она сама – модель Божественного мироздания (семья – малая Церковь). Становится ясно, кто и на что покушается: враг рода человеческого - на Божественный миропорядок. Так и следует расценивать и понимать явление в мире ювенальной юстиции.

Методы её вполне соответствуют её истинной сущности: массовые изъятия детей из семей, репрессии против родителей, пропаганда абортов и «секспросвет», сбор с корыстной целью информации о каждом члене семьи и, наконец, ревизия всего законодательства в сторону ужесточения законов против родителей и соответственно смягчения их по отношению к несовершеннолетним преступникам.

Зародившись в Америке, а вовсе не в дореволюционной России, как пытаются утверждать некоторые апологеты ЮЮ, ювенальная юстиция распространилась по странам Европы, а с 90-х годов внедряется в России.

 Носителями ювенальных идей в нашей стране являются международные договоры по правам ребёнка, ратифицированные Российской Федерацией, а также отдельные статьи федеральных законов «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и ФЗ № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Особо эффективны с точки зрения ювенальных технологий статьи кодексов: ст. 77 СК РФ, ст.156 УК РФ и ст. 421 УПК РФ.

  Проводниками ювенальных технологий являются международные организации, ратующие о якобы «защите прав ребёнка», конкретными исполнителями на местах  на сегодняшний день в России - уполномоченные по правам ребёнка, органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних и защите прав, реформированные по ювенальным технологиям суды общей юрисдикции, социальные работники при судах, отделы профилактики преступ­лений несовершеннолетних и подразделения по делам несовершеннолетних органов МВД.

Плоды многогранной подрывной и большей частью незаконной деятельности ювенальной юстиции в нашей стране не заставляют себя ждать: это несчастные разрушенные семьи, лишённые любящих родителей обездоленные дети, ожидающие своей незавидной участи в детдомах и приютах, разврат, миллионные аборты, наркомания, бездуховность и криминализация населения и, наконец, неуправляемые  и  разнуздавшиеся подростки. Невиданный ранее рост преступности несовершеннолетних в мире и в нашей стране имеет явную тенденцию к увеличению доли тяжких и особо тяжких преступлений. А ювенальная либерализация законодательства и судопроизводства питает и поддерживает эту тенденцию.

Всё вышесказанное позволяет сделать неутешительный вывод: незаконное внедрение ювенальных технологий – покушение на Россию!

 

 

 

Список источников

I.           Нормативно-правовые акты

1.          Конституция  Российской Федерации – М., 2010.

2.          Уголовный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 25 апреля 2010 года). – М., 2010.

3.          Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Текст с изменениями и дополнениями на 25 ноября 2010 года). – М., 2010.

4.          Семейный кодекс Российской Федераци. – М., 2010.

5.          Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. – М., 2010.

6.          Федеральный закон от 24 сентября 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и пра­вонарушений несовершеннолетних»

II.        Научная литература, монографии

7.             Андриенко В. А., Лесниченко И. П., Пудовочкин Ю. Е., Разумов П. В. Уголовная ответственность: понятие, проблемы реализации и половой дифференциации.  М.: «Юрлитинформ» - 2006. – 384с.

8.                   Белова С.Н. Материально-правовые и процессуально-правовые аспекты эмансипации несовершеннолетних: монография.М.: Юрлитинформ, 2010. — 144 с. 

9.                  Грачёва Т. В. Святая Русь против Хазарии. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. – Рязань. - 2009. – 288с.

10.             Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. -  Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс – 293с.

11.             Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – 384с.

 

III.     Статьи

12.          Абрамов В. И. Международная защита прав ребёнка // Международное публичное и частное право. – 2006. - №3. – С.30-34.

13.          Бастрыкин А. На защите прав несовершеннолетних //Законность. – 2009. - №9. – С.3-7.

14.          Бесчеловечные цели поборников Ювенальной юстиции //Вифлеемский глас. - 2009.

15.          Воронцова О. В. Личность несовершеннолетнего как объект защиты от криминальной угрозы //Следователь. – 2010. - №6. – С.48-50.

16.          Гецманова И. Реформирование судов по делам несовершеннолетних// Уголовное право. -  2005. - №2. – С.77-80.

17.          Гуськова А., Ширшов Е. Проблемы ювенальной юстиции в России //Уголовное право. -  2006. - №2. -  С.124-126.

18.          Жиляева С. К. Проблемные вопросы профилактики преступности несовершеннолетних // Российский следователь. -  2010. - №1. – С.22-28.

19.          Зайцева И.И. Помощь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав как органа системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в выявлении преступлений, предусмотренных ст. 156 Уголовного кодекса // Российский следователь. -  2008. - №22. – С.14-16.

20.          Защитим от… «защитников»! //Вифлеемский глас. - 2009. - №5.

21.          Звенигородская Н. Ф. Законодательство о защите семейных прав детей: международный и национальный компоненты //  Международное публичное и частное право. – 2009. - №5. – С.14-19.

22.          Иванцова Н. В., Бельцов Д. В. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетнего субъекта преступлений // Российский следователь. -  2008. - №10. – С.26-28.   

23.          Калашников О. Д. Особенности предупреждение преступности несовершеннолетних. //Следователь. – 2009. - №10. – С.36-39.

24.          Калашников О. Д. Предупреждение преступности несовершеннолетних – приоритетная задача науки и практики //Следователь. – 2009. - №9. – С.34-35.

25.          Козлов С. С., Пермяков А. Г. Функционирование и административно-правовая организация ювенальной юстиции в судебных системах зарубежных стран //Международное публичное и частное право. – 2006. - №2. – С.53-56.

26.          Косевич Н. Взаимодействие судебной и иных ветвей государственной власти, органов местного самоуправления в предупреждении преступности несовершеннолетних // Уголовное право. -  2007. - №4. – С.117-120.

27.          Лихова Т. Формирование основ ювенальной юстиции в дореволюционной России //Законность. – 2010. - №3. – С.46-50

28.          Малюшина Ю. А. Психологический механизм преступного поведения несовершеннолетних правонарушителей // Российский следователь. -  2010. - №21. – С.31-35.

29.          Медведева Н. Е. Криминологические особенности и понятие преступной группы несовершеннолетних, совершающих кражи  // Российский следователь. -  2007. - №16. – С.31-33.

30.          Орлова Ю. Р. Групповая преступность несовершеннолетних: основные тенденции и проблемы предупреждения //Российский следователь. -  2010. - №4. – С.14-17.

31.          Петюкова О. Н. Правовое содержание религиозной свободы в России: опыт, проблемы, тенденции //Государство и право. - 2009. - №4. - С.22-28.

32.          Решетов Г. М. Некоторые проблемы профилактики и борьбы с преступностью несовершеннолетних // Российский следователь. -  2008. - №8. – С.24-25.

33.          Саченко А. Предпосылки введения в регионе ювенальной юстиции //Законность. – 2007. - №1. – С.43-47.

34.          Ханова 3. Р. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетнего, вовлечённого в совершение антиобщественных действий //Следователь. – 2006. - №5. – С.56-57.

IV.      Электронные источники

35.      http://3rm.info/7627-yunisef-uxodit-iz-rossii.html

36.      http://3rm.info/8231-yuvenalnaya-yusticiya-uzhe-realno-dejstvuet-v.html

37.      http://3rm.info/8271-lozh-kak-argument-dlya-vvedeniya-yuvenalnoj.html

38.      http://3rm.info/8428-karateli-za-novyx-sirot-kommunalshhiki-poluchayut.html

39.      http://3rm.info/9604-razoryat-russkie-semi-vygodno-maksim-leskov.html

40.      http://3rm.info/mainnews/924-yuvenalnyj-bes-predel-zashhita-prav-rebenka.html

41.      http://3rm.info/publications/2928-yuvenalnaya-yusticiya-mnenie-yeksperta.html

42.      http://juvenaljustice.ru/

43.http://juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/50-organy-opeki-zabrat-rebenka-iz-semji

44.http://juvenaljustice.ru/index.php/news/431-vnimanie-novye-ugrozy-juvenalnoj-justitsii

45.      http://rusk.ru/newsdata.php?idar=186048

46.      http://www.3rm.info/4979-ty-stanesh-kiborgom-detka-forsajt-proekt-detstvo.html

47.      http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

48.      http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=4465

49.      http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=10678



[1]  http://juvenaljustice.ru/

[2] Бесчеловечные цели поборников Ювенальной юстиции //Вифлеемский глас. - 2009.

      [3] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – с.278-279 (384с.)

    [4]Белова С.Н. Материально-правовые и процессуально-правовые аспекты эмансипации несовершеннолетних: монография. — М.: Юрлитинформ, 2010. — 144 с.

[6] http://3rm.info/8231-yuvenalnaya-yusticiya-uzhe-realno-dejstvuet-v.html

[7] Петюкова О. Н. Правовое содержание религиозной свободы в России: опыт, проблемы, тенденции //Государство и право. - 2009. - №4. - С.22-28

[8] http://juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/50-organy-opeki-zabrat-rebenka-iz-semji

[9] http://3rm.info/mainnews/924-yuvenalnyj-bes-predel-zashhita-prav-rebenka.html

[10] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – с.278-279 (384с.)

[11] Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. -  Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс -

[12] Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. -  Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс -

 

[13] http://3rm.info/9604-razoryat-russkie-semi-vygodno-maksim-leskov.html

[14] Решетов Г. М. Некоторые проблемы профилактики и борьбы с преступностью несовершеннолетних // Российский следователь. -  2008. - №8. – С.24-25.   

[15] http://3rm.info/8231-yuvenalnaya-yusticiya-uzhe-realno-dejstvuet-v.html

[16] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, -  2010. – С.305.

[17] Защитим от… «защитников»! //Вифлеемский глас. - 2009. - №5.

    [18] Грачёва Т. В. Святая Русь против Хазарии. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. – Рязань, - 2009. – С. 184-185.

[19] http://rusk.ru/newsdata.php?idar=186048

[20] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, -  2010. – С.270.

[21] Бесчеловечные цели поборников Ювенальной юстиции //Вифлеемский глас. - 2009.

[22] http://3rm.info/8428-karateli-za-novyx-sirot-kommunalshhiki-poluchayut.html

[23] http://juvenaljustice.ru/index.php/news/431-vnimanie-novye-ugrozy-juvenalnoj-justitsii

 

[24] http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=4465          

[25] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – с.324-325.

[26] Там же – С.325.

[27] Лихова Т. Формирование основ ювенальной юстиции в дореволюционной России //Законность. – 2010. - №3. – С.46-50.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Козлов С. С., Пермяков А. Г. Функционирование и административно-правовая организация ювенальной юстиции в судебных системах зарубежных стран //Международное публичное и частное право. – 2006. - №2. – С.53-56.

[31] Там же.

[32] Звенигородская Н. Ф. Законодательство о защите семейных прав детей: международный и национальный компоненты //  Международное публичное и частное право. – 2009. - №5. – С.14-19.  

[33]  Там же

[34]  Звенигородская Н. Ф. Законодательство о защите семейных прав детей: международный и национальный компоненты //  Международное публичное и частное право. – 2009. - №5. – С.14-19.  

 

[35] Гуськова А., Ширшов Е. Проблемы ювенальной юстиции в России //Уголовное право. -  2006. - №2. -  С.124-126.

[36] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[37] Абрамов В. И. Международная защита прав ребёнка // Международное публичное и частное право. – 2006. - №3. – С.30-34.

[39] Козлов С. С., Пермяков А. Г. Функционирование и административно-правовая организация ювенальной юстиции в судебных системах зарубежных стран /Международное публичное и частное право. – 2006. - №2. – С.53-56.

[40] Звенигородская Н. Ф. Законодательство о защите семейных прав детей: международный и национальный компоненты //  Международное публичное и частное право. – 2009. - №5. – С.14-19. 

[41]  Там же.

[42] Саченко А. Предпосылки введения в регионе ювенальной юстиции //Законность. – 2007. - №1. – С.43-47.

[43] Там же.

[44] Белова С.Н. Материально-правовые и процессуально-правовые аспекты эмансипации несовершеннолетних: монография.М.: Юрлитинформ, 2010. — 144 с.

[45] Абрамов В. И. Международная защита прав ребёнка // Международное публичное и частное право. – 2006. - №3. – С.30-34.

[46] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[47] Косевич Н. Взаимодействие судебной и иных ветвей государственной власти, органов местного самоуправления в предупреждении преступности несовершеннолетних // Уголовное право. -  2007. - №4. – С.117-120.   

[48] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – с.361.

 

[49] Зайцева И.И. Помощь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав как органа системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в выявлении преступлений, предусмотренных ст. 156 Уголовного кодекса // Российский следователь. -  2008. - №22. – С.14-16.

[50] Звенигородская Н. Ф. Законодательство о защите семейных прав детей: международный и национальный компоненты //  Международное публичное и частное право. – 2009. - №5. – С.14-1 9.

[51] Жиляева С. К. Проблемные вопросы профилактики преступности несовершеннолетних // Российский следователь. -  2010. - №1. – С.22-28.

[52] Жиляева С. К. Проблемные вопросы профилактики преступности несовершеннолетних // Российский следователь. -  2010. - №1. – С.22-28.

[53] http://3rm.info/8271-lozh-kak-argument-dlya-vvedeniya-yuvenalnoj.html

[54] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – С.321.

[55]Там же.

[56] Бастрыкин А. На защите прав несовершеннолетних //Законность. – 2009. - №9. – С.3-7.

[57] Там же.                                                                                                                                                                                                                                  

[58] Гецманова И. Реформирование судов по делам несовершеннолетних// Уголовное право. -  2005. - №2. – С.77-80

[59] Там же.

[60]Гецманова И. Реформирование судов по делам несовершеннолетних// Уголовное право. -  2005. - №2. – С.77-80.

[61]Там же.

[62] Лихова Т. Формирование основ ювенальной юстиции в дореволюционной России //Законность. – 2010. - №3. – С.46-50.

[63] Воронцова О. В. Личность несовершеннолетнего как объект защиты от криминальной угрозы //Следователь. – 2010. - №6. – С.48-50.

[64] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[65] Саченко А. Предпосылки введения в регионе ювенальной юстиции //Законность. – 2007. - №1. – С.43-47.

[66] http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=10678

[67] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[68] http://3rm.info/publications/2928-yuvenalnaya-yusticiya-mnenie-yeksperta.html

 

[69] Козлов С. С., Пермяков А. Г. Функционирование и административно-правовая организация ювенальной юстиции в судебных системах зарубежных стран //Международное публичное и частное право. – 2006. - №2. – С.53-56.

[70] Гуськова А., Ширшов Е. Проблемы ювенальной юстиции в России //Уголовное право. -  2006. - №2. -  С.124-126.

[71] Там же.

[72] http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=4465

[73] Гуськова А., Ширшов Е. Проблемы ювенальной юстиции в России //Уголовное право. -  2006. - №2. -  С.124-126.

[74] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[75] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[76] Там же.

[77] http://www.juvenilejustice.ru/documents/doc3/int/statem_jj/tkachev_what/page1/

[78] Там же.

[79] Калашников О. Д. Особенности предупреждение преступности несовершеннолетних. //Следователь. – 2009. - №10. – С.36-39.

[80] Там же.

[81] Орлова Ю. Р. Групповая преступность несовершеннолетних: основные тенденции и проблемы предупреждения //Российский следователь. -  2010. - №4. – С.14-17.

[82] Андриенко В. А., Лесниченко И. П., Пудовочкин Ю. Е., Разумов П. В. Уголовная ответственность: понятие, проблемы реализации и половой дифференциации.  М.: «Юрлитинформ» - 2006. – С.121.

[83] Там же – С. 122.

[84] Иванцова Н. В., Бельцов Д. В. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетнего субъекта преступлений // Российский следователь. -  2008. - №10. – С.26-28.  

[85] Ханова 3. Р. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетнего, вовлечённого в совершение антиобщественных действий //Следователь. – 2006. - №5. – С.56-57.

[86] Саченко А. Предпосылки введения в регионе ювенальной юстиции //Законность. – 2007. - №1. – С.43-47.

[87] Жиляева С. К. Проблемные вопросы профилактики преступности несовершеннолетних // Российский следователь. -  2010. - №1. – С.22-28.

[88] Малюшина Ю. А. Психологический механизм преступного поведения несовершеннолетних правонарушителей // Российский следователь. -  2010. - №21. – С.31-35.

[89] Калашников О. Д. Особенности предупреждение преступности несовершеннолетних. Следователь. – 2009. - №10. – С.36-39.

[90] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – С.293.

[91] Там же –  С.294.

[92] Там же – С.280.

[93]Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – С.280.

[94] Воронцова О. В. Личность несовершеннолетнего как объект защиты от криминальной угрозы //Следователь. – 2010. - №6. – С.48-50.

[95] Ювенальная система: родителей - в отставку? Разрушение семьи под видом борьбы за права детей. – М.: Даниловский благовестник, 2010. – С.294.

[96] Там же. – С.285.

[97] Там же.

[98] Там же.

 

 

.

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий