Против карт » Ювенальная юстиция » Неужели для спасения наших детей нужен «закон Магнитского»?

Неужели для спасения наших детей нужен «закон Магнитского»?

 (голосов: 3)

Неужели для спасения наших детей нужен «закон Магнитского»?


Не прими его США, их продолжали бы бесконтрольно экспортировать за рубеж.

Не было бы счастья, да, как говорится, несчастье помогло. Не прими США «закон Магнитского», наших детей-сирот продолжали бы почти бесконтрольно вывозить за рубеж. А тут депутаты Госдумы не на шутку обеспокоились, что их впредь не только в Штаты не пустят, но и – о ужас! – арестуют там (и даже на территории американских союзников) их «потаенные» счета. А лишиться всего, что нажито «непосильным трудом», – это уж, согласитесь, слишком. И, главное, после «проглатывания» американской «оплеухи Магнитского» кто ж из избирателей будет эту власть уважать и бояться? Продались, мол, с потрохами, рассудит российский электорат. А это для нынешней нашей власти конец…

И вот наши законодатели, за ушами которых отчетливо маячит «общегосударственная» позиция всего кондоминиума российских властей и их бизнес-окружения, расширяет «наш ответ Чемберлену» на «закон Магнитского». Орудием «возмездия» против «гнусных» американцев, покусившихся на «святая святых», становятся… наши дети. 14 декабря думский комитет по законодательству рекомендовал ПОЛНОСТЬЮ запретить усыновление российских детей американскими приемными родителями. Более того, запретить на территории РФ действие всевозможных агентств, занимающихся усыновлением российских сирот иностранцами. 19 декабря данный законопроект, судя по всему, обретет законченную законодательную форму, а после этого будет утвержден Советом Федерации и подписан президентом РФ. Знайте, мол, наших, господа американцы!


И ведь по сути запрета, особенно в отношении запрета деятельности всякого рода «усыновительных» центров, пышным цветом расцветших в России в последние годы и делающих на этом неплохой бизнес, возразить почти нечего. Чем меньше таких центров, тем меньше возможностей для продажи российских сирот за рубеж.

Неофициальная же статистика «детского экспорта» из России (официальная ведь отсутствует как класс!), мягко говоря, шокирует. По словам, например, сопредседателя организации «Журналисты России» Дмитрия Терехова, с 1992 года, с момента начала фактической реализации госпрограммы усыновления русских детей, в ее рамках из России было вывезено, по разным данным, от ста тысяч до полумиллиона (!) детей. А понадобились эти русские сироты для того, чтобы поправить американский генофонд, сильно испорченный межрасовыми смешениями. Американцы придают этой программе очень большое значение, считает эксперт, и прекращение практики усыновления русских детей серьезно повлияет на состояние генофонда Америки.

Российские власти таким образом нашли «болевую точку» в борьбе с американцами. Что уже, кстати, похвально, поскольку ранее они сплошь и рядом попросту капитулировали перед Штатами. Но ведь вспомнили наши думцы о детях-сиротах буквально в последний момент – чем же эдаким «увесистым» ответить на «список Магнитского», касающийся самих депутатов и их коллег? Что же мешало нашим законодателям гораздо ранее принять меры для защиты почти миллиона сирот и воспитанников детских домов?! Два с лишним десятилетия эти люди фактически брошены государством на произвол созданной этими же властями «стихии рынка», 40% из них (по достоверной, кстати, статистике) сразу после детдома попадают в места лишения свободы, а еще 40% оказываются там на следующий год – и тут вдруг наши власти «озаботились» этими гражданами России. Поразительные «чуткость» и «отзывчивость»!

Однако вся беда патриотических сил России в данный момент в том, что их слабость, разобщенность, неорганизованность возводят нынешний демарш российских властей против США чуть ли не до пьедестала. Не будь, дескать, такой негативной реакции властей США на «закон Магнитского», не было бы и его неприятия российской стороной. А судьба российских сирот – разменная монета.

Сравнительно недавно, напомним, KM.RU рассказывал о том, что в детдоме костромского Мантурово дети полгода питались только макаронами и кашами, сваренными, дай Бог, на молоке. У регионального бюджета попросту не было денег на мясо, фрукты и даже закончившиеся к этому сезону овощи. И таких сиротских домов в России – не счесть. Почему же наши думцы тогда не озадачились судьбой таких детей? Об этом ведь оповещали многие центральные СМИ.


Тем не менее «наш ответ» Госдумы на «закон Магнитского» все-таки стоит признать «волей свыше». «Итак, впервые в результате сценарий информационной войны в качестве персонажа массовки – бомжа, которому для демонстрации щедрости богача, для пущей выразительности перед камерой дали пирожное. «Вот свезло, так свезло», – говаривал небезызвестный Шариков из «Собачьего сердца» М.Булгакова» – резюмирует на страницах «Русской народной линии» председатель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество» Людмила Рябиченко.

Вспомнили-таки о детях, которых в одной только Америке, по официальным данным, загубили в количестве 19 человек. Соавтором поправок в ответный на «закон Магнитского» законопроект заявлена ни много ни мало Екатерина Лахова, чье имя стало символом введения программ растления российских школьников и ювенальной юстиции, напоминает Людмила Рябиченко. Автором законопроекта СМИ уже окрестили первого заместителя председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольгу Баталину, которая пояснила, что «дети – это болевая точка в отношениях России и США».


«Было бы весьма любопытно, – продолжает Рябиченко, – услышать комментарий по поводу законопроекта самого председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной, которая в июле сего года была крайне возмущена инициативой депутатов Кемеровской областной думы, принявших региональный закон «О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении их гражданами США и лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории США». Закон гласил: «…в целях защиты прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при усыновлении их гражданами Соединенных Штатов Америки (далее – США) и лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории США, запретить на территории Кемеровской области усыновление детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами США и лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории США, за исключением близких родственников. При этом в настоящем Законе под близкими родственниками понимаются родные: бабушка, дедушка, братья, сестры, дяди и тети при условии документального подтверждения родства…»

Кемеровские депутаты, отмечает эксперт, поступили так, как должен поступать каждый нормальный человек, узнавший о том, что кто-то убивает и мучает детей. В период с 1990 года трое кузбасских детей погибли в семьях иностранных усыновителей в результате несчастных случаев: двое – в США, один ребенок – в Германии. А сироту из Кемерово в штате Джорджия насиловал приемный отец. Но депутат Мизулина увидела ситуацию другими глазами («Принятие такого закона ограничивает конституционное право ребенка на семью. Это противоречит Конституции РФ») и напомнила, что в пятницу Госдума планирует ратифицировать соглашение между Россией и США об усыновлении (удочерении) детей». «То, что сделали эти депутаты (приняв ответные меры. – Прим. KM.RU), – это бессовестно, если не преступно. Они поступили антипатриотично, создали головную боль и проблемы для РФ, потому что в Госдуме завтра будет рассматриваться законопроект о ратификации российско-американского соглашения, над которым велась очень длительная работа», – сказала Мизулина.


И вот для мизулиных полный «облом», но не под воздействием оппозиции в Госдуме, а вследствие того, что американский «закон Магнитского» покусился на «святая святых» наших власть предержащих. «17 декабря 2012 года, – пишет Рябиченко, – МИД уже поднимает вопросы защиты сирот в США: опубликован «Комментарий официального представителя МИД России А.К. Лукашевича о ситуации вокруг усыновленного в США М.Бабаева». Максим пострадал от издевательств со стороны приемных родителей-американцев и проживает сейчас у временных опекунов, но судья штата Флорида отказал консулу в посещении ребенка, «что грубо противоречит двусторонней Консульской конвенции (1964 г.) и вступившему в силу 1 ноября с. г. «Соглашению о сотрудничестве в области усыновления». А Государственный департамент США, ответственный за реализацию обеих указанных договоренностей, фактически занял позицию стороннего наблюдателя, не предпринимая реальных действий, чтобы обеспечить выполнение международных обязательств Вашингтона». Вот так выполняются обязательства в рамках Соглашения, принятия которого так настойчиво добивалась г-жа Мизулина!

Кстати, столь же активно ратовал за подписание данного Соглашения уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов, который многократно подчеркивал, что случай усыновленного русского мальчика Артема Савельева, которого американская приемная мать посадила без документов в самолет и вернула в Россию, как багаж, – прямое следствие того, что у нас нет вожделенного документа. Зная, как реально осуществляется передача детей в иностранные семьи, отмечает Рябиченко, какую роль в этом играют специалисты органов опеки и федерального банка данных о детях-сиротах, как на деле выглядит оформление «трех обязательных отказов от русских усыновителей», и как оперативно по их получении приезжает за ребенком «американская семья», которая увозит ребенка в неизвестном направлении и больше уже ни перед кем не отчитывается, мы понимаем цену таким заявлениям.


Страна находится в демографическом коллапсе, а из нее вывозят детей, объясняя это нежеланием соотечественников позаботиться о сиротах. В то же время, по утверждению Астахова, «в России с начала 2009 года 12 900 человек стояли в очереди из желающих взять ребенка в приемную семью; а в Еврейской автономной области… иностранное усыновление в пять раз превышает российское». Вот в этом и нужно разбираться уполномоченному, коль скоро он провозгласил себя защитником детей, но не в том, как в детском доме прибит плинтус, заключает Рябиченко.

Кстати, оперативно отреагировал на перспективы закрытия канала международного усыновления министр образования Дмитрий Ливанов, в ведении ведомства которого находится опека, являющаяся по российскому законодательству монополистом по праву на изъятие детей. Ночью 17 декабря он написал в своем блоге: «…могут пострадать наши дети, которым не нашлось усыновителей в России».

«Все-таки нам повезло, – заключает Рябиченко. – Простому человеку невдомек, что это за штука такая, «закон Магнитского», и что там с чем связано, да и вряд ли нужно, чтобы он этим жил. Но то, что при появлении этого закона Россия наконец-то заявляет о намерении позаботиться о своих детях, – это понятно каждому. И пусть в данной ситуации мы стали массовкой, но если при этом больше не погибнут 19 российских детей, мы согласны быть массовкой. И мы будем счастливы, если Россия в одностороннем порядке также денонсирует соглашения о международном усыновлении с Францией и с Италией (которые она уже заключила. – Прим. KM.RU). И даже если кто-либо из думского комитета по семье назовет наше поведение бессовестным и антипатриотичным, а нас самих – причиной головной боли, мы это переживем. Зато дети России выживут. И это того стоит».


http://newvesti.info/neuzheli-dlya-spaseniya-nashix-detej-nuzhen-zakon-magnitskogo/#more-9261

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий