В жертву Молоху

 (голосов: 1)

В жертву Молоху

 

Яна  Сиденко, Русская народная линия

 

Технологии уничтожения семьи …

 

В жертву Молоху

 

Всё чаще и чаще на фоне сгущающейся вокруг тьмы приходится задумываться о том, как же и почему идеологам фашизма в 20е - 30е годы XX века удалось набрать в свои ряды такое огромное количество молодёжи? Чем привлёк их на сторону идеологии полного расчеловечивания Гитлер? Как смогли пропагандисты фашизма собрать молодых людей в штурмовые отряды СА? Как смогли они собрать такое количество молодых людей, чтобы сформировать из них позднее такие части войск СС, как «Мёртвая голова», юнцов, которые вначале аккуратно уничтожали политических оппонентов Гитлера, а позднее также аккуратно и холодно уничтожали русских, евреев, цыган в городах, деревнях и в лагерях смерти? Откуда взялись подростки из гитлерюгенд с упоением вскрикивавшие «зиг хайль» и с таким же упоением стрелявшие по санитарным грузовикам и по танкам?


На самом деле ответ не так уж сложен. Опытные манипуляторы от фашизма сознательно подрывали традиционный уклад воспитания детей, формируя новое, свободное от «гнёта» человечности поколение. На примере фашизма можно хорошо увидеть целенаправленное разрушение традиционных отношений детей с родителями, с окружающими их взрослыми.


Как писал один из участников форума С.Г.Кара-Мурзы, «для превращения молодежи в бесстрашных «женихов смерти» (так писали фашисты-поэты) нужна была глубокая культурная революция. Она заключалась в снятии естественных для детского и подросткового возраста культурных норм, запретов, отношений подчинения и уважения к старшим. Сначала - «раскрепощение» сознания, доведение взаимного отчуждения до полного предела, чтобы затем слепить в рой - в военизированные группы, управляемые извне массовым внушением. Взрослые наставники молоденьких фашистов поощряли уличное насилие, ножи и кастеты. Сам фюрер заявил тогда: «Да мы варвары, и хотим ими быть. Это почетное звание. Мы омолодим мир».

И здесь речь идет не о конъюнктуре, а о фундаментальном открытии философов фашизма, о котором очень много думал и писал впоследствии известный немецкий антрополог К. Лоренц (мобилизованный фашистами во Вторую мировую войну): «демократизация» подростков, то есть освобождение их от иерархических связей со взрослыми и от «гнёта» традиций, предоставление им самим устанавливать этические нормы и связи подчинения, неизбежно ведёт к фашизации их сознания.


Таким образом, Гитлер подкупил немецкую молодёжь возможностью полной вседозволенности, неуважения к родителям и учителям, возможностью поступать как хочешь и когда хочешь. Поэтому немецкие подростки 30-ых годов прошлого века вместо того, чтобы слушать маму и папу, учителей в школе, стали слушать тех, кто «освободил» их от необходимости послушания и прилежного поведения, стал потакать им во всех их низменных желаниях - то есть стали слушать фашистов»[1].


Что же делают современные «демократизаторы» XXI века с детьми и подростками? Они вводят во всех «цивилизованных странах» ювенальную юстицию. Уполномочивают органы опеки забирать детей из тех семей, из которых они посчитают нужным. Устанавливают презумпцию виновности родителей с объявлением детей собственностью государства, c фактическим отбором у родителей права воспитывать собственных детей. Современные идеологи ювенальной юстиции вновь освобождают детей от иерархических связей со взрослыми и от «гнёта» традиций. Причём - как во всех странах Евросоюза, Израиле и США, так и в России.


Этот путь ведёт каждого человека в отдельности к личному горю - потере собственных детей, а всех людей вместе к одному большому горю - созданию свободного от всех норм и запретов, не имеющего ничего святого, вначале псевдомилитаризованного, а затем и военизированного поколения людей, которые и будут безжалостно воплощать в жизнь идею нового, глобального фашизма.


«Притянуто за уши! Искусственно подогнано к современным событиям! Не нужно сгущать краски!» - скажет иной читатель? Ну, что же, давайте разберёмся.

Всемирная федерация психического здоровья (ВФПЗ), основанная в 1948 году, активно работает и процветает в мировых масштабах по сей день. Первым президентом ВФПЗ был психиатр Джон Р. Риз, одним из её соучредителей - канадский психиатр Дж. Брок Чисхолм. Ими были предложены новые методы работы со школьниками, направленные на ослабление воспитательной роли семьи, которую эти господа считали «одним из важнейших препятствий на пути к улучшению душевного здоровья»[2]. Ещё в 1945 году Дж. Брок Чисхолм заявил: «Чтобы добиться мирового господства, необходимо очистить разум человека от его индивидуальности, преданности семейным традициям, национального патриотизма и религиозных догматов»[3]. В итоге для «улучшения душевного здоровья» ВФПЗ рекомендовала правительствам ослабить влияние семьи, дабы «освободить детей от принудительной жизни в семье»[4].

Сразу ввести такие рамки в то достаточно традиционное западное общество сороковых годов не удалось, но постепенно работа в данном направлении приносила свои плоды. Шаг за шагом снимались моральные запреты: в ходе «сексуальной революции» 60-х, постановлений «Второго гуманистического манифеста» 1973 года[5], мировых последствий перестройки и развала СССР. Параллельно с этим вводились запреты, в корне ломающие многовековой традиционный уклад общества и семьи. Слова «воспитание», «дисциплина», «обязанности» постепенно становились в Западном мире не очень приличными и приобрели за последние десятилетия однозначно негативное значение.


Теперь в «цивилизованных странах» Запада господствуют иные законы: нельзя говорить ребёнку «нет», нельзя лишать его карманных денег и сладкого, нельзя его наказывать, воспрещается кричать. Увидев шлепок по попе, заботливые соседи, учителя и воспитатели обязаны уведомить об этом органы попечения о несовершеннолетних. Ювенальная юстиция запрещает ограждать детей от влияния деструктивной поп-культуры, поскольку любой запрет может быть истолкован как нарушение права на информацию и досуг. По мнению идеологов ювенальной юстиции, наркомания считается не лучшим, но допустимым «альтернативным стилем жизни»[6]. Родителям запрещается препятствовать пропаганде гомосексуализма в детско-подростковой среде, поскольку выбор сексуальной ориентации - это право на самовыражение. Категорически воспрещается препятствовать посещению ребёнком уроков раннего полового воспитания в школе, где их учат не только строению половых органов, но и расположению эрогенных зон, показывают картинки или видео половых актов. И это - с 9-10-летнего возраста! За отказы от такого посещения в Германии, например, на родителей налагают крупные штрафы, а некоторых сажают в тюрьму. Детей ещё с начальной школы учат доносить на родителей за любую несдержанность, учат тому, что их права выше прав родителей.

Все эти сточные воды бурным потоком хлынули теперь в Россию. Рвались и хотели встраиваться в западную цивилизацию? - Пожалуйста, встраивайтесь!

Вот - только краткое описание последствий ювенального пожара на Западе, который теперь перекинулся и на Россию:

- В Израиле социальными службами ежегодно изымаются из семей 10-11 тысяч детей [7].


- В Германии органами попечения ежегодно отбираются из семей более 35 тысяч детей[8]. Зачастую при этом разлучаются даже братья и сёстры, не имея возможности больше видеть друг друга.

- Во Франции проживает 65 млн. человек (т.е. и детей, и взрослых). Количество изъятых детей составляет 2 миллиона[9].

- В Норвегии за последние четыре года около 50 тысяч детей были разлучены с родителями. В 2011 году количество изъятых опекой детей составило 12 492 ребенка. Если учесть, что ежегодно в Норвегии рождается примерно 60 тысяч детей, получается, что пятая часть из них будет отнята у родителей[10]. Зато теперь там проводится детский (!) гей-фестиваль[11].


- В Финляндии на 2011 год насчитывалось около 16 тысяч детей, изолированных с помощью социальных служб от родителей и «живущих в условиях Гулага», причём каждый год их число увеличивается на две тысячи - это сообщает председатель Антифашистского комитета Финляндии Йохан Бекман[12].

- Изъятые дети не видят своих родителей, многих из них забирают даже без ведома родителей прямо из школы, им нельзя позвонить, нельзя узнать, где они находятся и как живут. О причинах изъятия детей из семьи органы опеки даже не обязаны сообщать, следуя предписанному законом обязательству о неразглашении. Причина зачастую проста: «Неблагополучные условия в семье» или же «Удушающая любовь родителей».

- Очень часто судебные решения по социальным случаям принимаются судьями на основании рапортов сотрудников ювенальных служб без присутствия детей и родителей.


- В России под патронажем правительства РФ разработана программа «Детство 2030», которая регламентирует выдачу лицензий родителям и определяет семью как не главное, а лишь возможное воспитательное сообщество[13].

В рамках ювенальной юстиции родитель - это профессия, которой необходимо специально обучаться, сдавать экзамены и получать право (лицензию) на рождение и воспитание детей. Если наивно предположить, что заботливые органы опеки изымают детей только из тех семей, где дети подвергаются жестокому насилию, тогда, взглянув на вышестоящие цифры, можно подумать, что большая часть западной Европы - просто маньяки.

Тут уж поневоле вспомнишь строки из знаменитого романа Джорджа Оруэлла «1984», который он написал в 1948-м году, уже тогда наблюдая за экспериментами, проводимыми над обществом: «Несчастная женщина, подумал он, жизнь с такими детьми - это жизнь в постоянном страхе. Через год-другой они станут следить за ней днём и ночью, чтобы поймать на идейной невыдержанности. Теперь почти все дети ужасны. И хуже всего, что при помощи таких организаций, как разведчики, их методически превращают в необузданных маленьких дикарей, причём у них вовсе не возникает желания бунтовать против партийной дисциплины. Наоборот, они обожают партию и всё, что с ней связано. <...> Их натравливают на чужаков, на врагов системы, на иностранцев, изменников, вредителей, мыслепреступников. Стало обычным делом, что тридцатилетние люди боятся своих детей. И не зря: не проходило недели, чтобы в «Таймс» не мелькнула заметка о том, как юный соглядатай - «маленький герой», по принятому выражению, - подслушал нехорошую фразу и донёс на родителей в полицию мыслей».


А что происходит с изъятыми детьми в приютах? Конечно же - «демократизация» по ускоренному образцу. Её влияние распространяется также всё больше и больше и на обычные семьи, но всё же «гнёт» традиций не позволяет большинству родителей предоставить собственным детям самим устанавливать этические нормы и иерархические связи так быстро, как этого хотелось бы «демократизаторам». В приютах происходит не просто ослабление влияния семьи - семью вообще исключают из жизни ребёнка. Он оказывается в мире, где все обычаи и правила, нормы и запреты, данные ему родителями, перестают существовать. Его окружает среда, где нет сакральных жизненных принципов, нет традиционного и привычного ему уклада. Ребёнку объясняется, что всё, что было до того, включая родителей, сестёр, братьев - мир неправильный, ненужный. И дают ему взамен новый мир вседозволенного, мир неограниченных возможностей и прав ребёнка. Ни один ребёнок не сможет долго противостоять такому напору и такому искушению.

 

На всё это накладывается скрытая или явная травма разлучения ребёнка с семьёй, которую «попечители» усиленно притупляют всяческим снятием культурных норм, запретов, отношений подчинения и уважения к старшим. И это ещё в лучшем случае: если ребёнку повезёт не попасть в лапы к богатым извращенцам или торговцам детскими органами.

Вот она - отменная почва для фашизации молодёжи. На выходе из таких приютов появляется совершенно новый тип человека: псевдомилитаризованная молодёжь. Это как раз и есть те молодые люди, которые кричат на слёте нацистов в Синимяэ[14], что готовы объявить войну не только России, но и Западу; те, которые маршируют в один ряд с ветеранами СС; те регулярно подогреваемые СМИ юнцы из стран развитого Запада, которые хватают ножи и пистолеты, чтобы «мочить» ими чёрных, югославов, мусульман и прочих, по их мнению, недостойных жить.


А вот слепить из них, из молодых бунтарей, в нашу быстроменяющуюся постмодернистскую эпоху теперь уже военизированное поколение людей - это вопрос самого короткого времени. Тогда в дополнение ко вседозволенности возникает новая, совсем иная - железная дисциплина... Наконец, некая инициация, обволакивающая своим адским дыханием каждого новопришедшего, новообращённого, завершает процесс становления «нового античеловека»: возникает своего рода брачный союз духа тьмы и духа постмодернизма. Достаточно вспомнить молодых НАТОвских солдат, которые в наше «спокойное» время зверствуют в том числе и над мирным населением, женщинами и детьми в Афганистане[15] и Ливии.


Снова слышатся отзвуки мудрого Оруэлла: «ВОИНА - ЭТО МИР». Недавно в личной беседе один западный учёный сказал мне следующее: «Я регулярно езжу в метро. И каждый раз, когда я вижу реакцию моих сидящих в вагоне соотечественников на женщину с платком на голове, я понимаю, что достаточно только дать этому обществу «зелёный свет сверху» - поскольку, конечно, всё происходит только «сверху», особенно такого рода дела - и все преступления фашизма повторятся снова».

Какой же путь навязывает нам враг? Какой путь выберет для себя Россия? Дальше встраиваться в Запад? «Играли марш походный: играй, труба, играй! За сытым шагал голодный в какой-то их «Третий Райх»[16].

Неужели мы забыли, что победили во всём мире наши отцы и деды, переломив, запущенное и, казалось бы, неотвратимое колесо «антиистории»[17]? Дадим ли мы заманить, отвернуть от нас, развратить и уничтожить наших детей? В советское время Лев Гинзбург перевёл на русский слова средневековой притчи о гамельнском[18] крысолове, который сманил и уничтожил всех детей города. Тлетворное колесо «антиистории» вновь надвигается на наши семьи, его сладко-разлагающий дух уже витает вокруг нас.

Так или иначе, но выбирать - нам.

 

русская народная линия

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий