Против карт » Публикации » НЕ БУДИ ЛИХА, ПОКА ОНО ТИХО

НЕ БУДИ ЛИХА, ПОКА ОНО ТИХО

 (голосов: 1)

НЕ БУДИ ЛИХА, ПОКА ОНО ТИХО

Интервью с православным психологом Ириной Яковлевной Медведевой

Вопрос: «Ирина Яковлевна, на Третьем Родительском форуме Вы предупредили о том, что современная так называемая объявленная война с педафилией, есть не что иное, как новая «охота на ведьм». Поясните, пожалуйста, Ваше высказывание».

Совсем недавно, в начале 80-х, незадолго до перестройки, во время моей работы в психиатрической больнице никто кроме профессионалов не знал о том, что такое педафелия и кто такие педафилы. Никто не знал этого слова. И это было нормально. И это была нормальная ситуация. Сегодня же данная запретная тема стала достоянием масс.

Когда же некая тема, которая не подлежит обсуждению, начинает дискутироваться, с какой бы объявленной целью это ни делалось, пускай, с целью порицания таких людей, либо с целью предупреждения людей о такой опасности, это обязательно распространяется в обществе. И как только не обсуждаемая, не дискутируемая тема становится дискутируемой, явление, которое обсуждается, обязательно распространяется в обществе. На примере запада это давно уже известно.

В 1994 году мы с моей коллегой Татьяной Шишовой, с которой уже двадцать лет работаем вместе с детьми, были в Гамбурге на конгрессе по социальной психиатрии. Обращаю внимание, что это было почти 20 лет назад, и, когда мы сидели в зале конгресса, нам казалось, что мы находимся в каком-то нескончаемом страшном сне. Это было связано с тем, что огромное количество докладов представителей так называемого цивилизованного мира было посвящено сексуальному сожительству взрослых и детей. При этом коллеги психиатры спорили только об одном, и у них было только одно, как я сейчас вспоминаю, расхождение: одни говорили, что четверть всех женщин в детстве подвергалось сексуальному эйбьюзу, сексуальному надругательству, а другие говорили, что не четверть, а треть. И когда я спрашивала немцев, в том числе и непрофессионалов в области психиатрии или в области психологии или психотерапии, о том, какая у них сейчас самая насущная проблема, абсолютно все немцы, с быстротой, с которой отличник отвечает таблицу умножения, говорили: «Конечно, сожительство взрослых и детей!» И я помню, что, когда мы с Татьяной Львовной бродили по улицам и старались внимательно всмотреться в лица мужчин, чтобы прочитать на этих лицах что-то похожее на такой запредельный порок. Мы этого не прочитывали. И тогда я поняла, что это продуманная компания, насаждается сейчас в головах, чтобы потом, завтра, это распространилось в жизни. Аналогична ситуация, связанная с объявленной войной с педафилами в нашей стране на сегодня.

Вопрос: «Как практикующий психолог что Вы можете сказать о проблеме педафелии, так широко обсуждаемой сегодня в СМИ?

В народе существует мудрая пословица: «Не буди лиха, пока оно тихо». Вот это лихо, лихо педафелии, которое может быть где-то на самом дне души у кого-то дремать, и человек даже сам об этом может не подозревать, это лихо сегодня не только будят – его будят барабанным боем у нас в течении двадцатилетия. Эта тема не подлежит никаким публичным выступлениям. Когда я работала в детской психиатрической больнице, за шесть лет работы всего один раз в моей практике была такая пациентка – девочка 13-ти лет, которую растлил отчим, и у которой на этой почве появились различные болезненные явления, а именно, глюцинации. Но это было делом только врачей, которые её лечили. Ни судьи, ни прокуроры, которые уже занимались её отчимом, в этом не участвовали. Это было и делом института психиатрии имени Сербского, который должен был после объёмного, обширного обследования должен был сказать, вменяем ли он или нет, подлежит ли он суду и суровому осуждению, или его надо лечить и отправить в психиатрическую больницу для хроников, где люди иногда живут до самой смерти. В Подмосковье такая больница для хроников находится в Белых столбах.

Чтобы был более понятен ответ на этот вопрос, хочу сказать, что педафилов уже около 20 лет искусственно разводят. С этого надо начать. На самом же деле, когда хотят реально бороться с педафелией, прежде всего, наводят порядок в СМИ. Я довольно хорошо знаю психиатрию, потому что я клинический психолог и у меня есть опыт работы в психиатрической больнице. В связи с этим, я могу вам сказать, что 99% сегодняшних реальных педафилов  не только никогда бы не делали ничего страшного и дурного по отношению к детям, но, более того, они бы жили и умерли, не зная, не ведая, что в них есть семя этого страшного порока.

Так что на самом деле этот сатанинский порок. И собственно как любой порок, он сеется в головах. И ещё раз хочу подчеркнуть, что эта тема запретна для общественного обсуждения. Такие темы есть, и об этом обязательно надо говорить, говорить с представителями власти, потому что СМИ несвободны, вернее люди, которые в них работают. Вопрос, исходя из сказанного, следует ставить очень резко, если мы действительно хотим побороться с этим страшным пороком, который искусственно размножили.

Вопрос: «Каково на Ваш взгляд, отношение в обществе к данному явлению?»

Что же касается такого запредельного порока, а педафелия – запредельный порок, известно, что даже в зоне, или как говорят, на зоне, с такими преступниками другие уголовники обращаются очень сурово: над ними издеваются, их могут даже убить, настолько они презираемы даже в криминальном мире.

Есть ныне несколько архаическое слово, которое до сих пор употребляется в нашей церкви: деторастлители. Я думаю, что священство, конечно, знало о таком явлении и раньше, потому, что исповедаются самые разные люди, в том числе, и такие страшные преступники.

Вопрос: «Каковы же по Вашим оценкам последствия объявления войны с педафелией?

Хочу сказать по поводу, как сегодня разводят педафилов. Это напоминает то, как разводят карпов или форель в искусственном прудике при ресторане. Вспоминаю, когда я была на Кавказе, то в курортных городках были такие ресторанчики при прудах, при озерцах, где разводили ту рыбу, которую вылавливали, чтобы зажарить клиенту. Аналогично у нас разводят педафилов, а потом говорят, что их пора зажаривать. Что их так много развелось, что надо с ними бороться.

И вот первые опыты этой в кавычках борьбы ужасающие. Несколько лет назад посадили главу семьи Соловьёвых, где трое детей. Просто погубили семью, погубили человека. И что там с ним будет за эти 13 лет, одному Богу известно. Выстоит ли он или действительно может превратиться в уголовника, или умрёт раньше времени, или заболеет какой-то страшной болезнью…Кто знает?!

Сейчас «собирается пойти на 13 лет» ни какой-то никому неизвестный человек, как в случае с семьёй Соловьёвых, а Макаров – человек очень респектабельный. Он тоже должен пойти на 13 лет, потому что, когда он отвёз свою маленькую дочь в больницу, поскольку она упала со шведской стенки. Как полагается, в больнице ей сделали экспресанализы. При этом была плохо вымыта посуда,и они нашли, а может быть и не нашли, сейчас уже не известно, два сперматазоида. При повторном анализе ничего не было обнаружено. Тем не менее, психолог из центра «Азон», который занимается вопросами сексуального насилия над детьми в семье, и существующий на западные гранты и открытый несколько лет назад на голландские гранты, провёл диагностирование. Как они проводят подобное диагностирование, мы теперь уже представляем. Некая мадам Соколова дала девочке рисуночный тест – нарисовать семью. Девочка очень благоприятно нарисовала семью, лучше быть не может: папа, мама, ребёнок держится за руки. Я видела этот рисунок. У них очень хорошая семья. Девочка очень любит папу. Она нарисовала и кошку, которую тоже любит. Но у кошки, видите ли, по мнению психолога, слишком заштрихованный хвост. Это дало основание данному эксперту-психологу сказать, что имело место сексуальное насилие над ребёнком. И на основании этого человек должен пойти на 13 лет. Я очень рада тому, что в Интернете поднялся шум, поэтому поводу – у этого человека, по-видимому, очень хорошие адвокаты, которые умеют добывать информацию. Оказалось, что этот «великий психолог», которая поставила диагноз по хвосту кошки, показавшийся ей чересчур заштрихованным, лизбиянка и садомазахистка, которая выставляет свои парнографические фотографии в Интернете. Так что, вот такие  нас специалисты, которые диагностируют педафелию.

Вопрос: «В обществе существует мощное протестное движение против введения в нашей стране системы ювенальной юстиции. Можно ли cказать, что ювенальщики сдали свои позиции на сегодня?»

На самом деле никто почему-то не занимается настоящей жестокостью в обращении с детьми. И они лукаво решили, что не будут употреблять слова «ювенальная юстиция», а сменят наклейку. Это будет называться «жестокое обращение и насилие в семье».

Замечательный деятель родительского движения Павел Парфентьев, юрист и историк, возглавляющий юридическое бюро в Санк-Петербукге, защищающее интересы семьи, провёл замечательную работу, откуда взялись эти мотивы «жестокое обращение с детьми в семье». За этим стоят педафилы с конкретными фамилиями, и он назвал фамилию главного англичанина, который этим занимается вот уже много лет. Именно они продвигают все эти законопроекты в Совет Европы, который, в свою очередь, распространяет это уже по так называемому цивилизованному миру. И поскольку Россия очень хочет стать цивилизованным миром, отдельные представители, я имею ввиду, они очень заботятся о том, чтобы соответствовать, чтобы принимать надлежащие законопроекты, затем вводить в практику совершенно чудовищные приёмы разрушения семьи, нравственности детской.

Вопрос: «Ирина Яковлевна, Вы видимо можете привести немало примеров того, как у нас «разводят педафилов»?

Хочу сказать, что, если не хотят, чтобы количество педафилов множилось и множилось, не создают такую детскую моду, когда маленькую девочку одевают, как взрослую даму. Получается вместо ребёнка такая вот уменьшенная маленькая женщина, т. е. делают всё, для того, чтобы ребёнок как можно меньше напоминал ребёнка. А хождение девочек по подиуму?! А то, что родителям внушается, что надо из маленькой девочки 3-4-х лет уже делать фотомодель?! Это разве не власть педафилов диктует такие странные тенденции в моде и воспитании?!

Однажды я была приглашена своей коллегой психологом на демонстрацию детской моды. Это было лет 7 или 8 назад, и я не понимала, куда я иду. Я думала, что будут там демонстрировать всякие платьица и штанишки, в которых дети играют в песочнице и в которых они ходят в гости. Однако на подиум выходили маленькие девочки, уже очень умело вихляя бёдрами и, вообще делая какие-то непотребные телодвижения, которые уместны для представительниц древнейшей профессии, а не для маленьких детей. Происходило это всё в ресторане гостиницы «Метрополь», т.е. в очень дорогом месте, а за столом сидели мужчины соответствующего вида. Там не было ни искусствоведов, ни представителей и специалистов, которые занимаются детством. У меня создалось такое впечатление, что там не было и женщин-модельерш. Там были мужчины очень странного вида, которые смотрели на этих девочек и мальчиков таким взглядом, что я очень быстро ушла оттуда, потому что мурашки бегали по всему моему телу от увиденного ужаса.

Вопрос: Каковы же на сегодня результаты объявленной борьбы с педафелией? И что на Ваш взгляд действительно необходимо сделать, чтобы искоренить это зло и порок в обществе?

Я вновь повторяю, когда хотят, чтобы педафелии не было, то предпринимают совершенно определённые и простые меры – вводят нравственную цензуру в СМИ, насаждают совершенно другую моду. Мы же не будем с вами утверждать, что мода рождается откуда-то снизу. Ничего подобного! Моду придумывают взрослые, иногда старые дяди, выражаясь политкоректным языком, нетрадиционной ориентации. Вот те же самые педерасты и педафилы формируют моду. Моду, которая уже сегодня диктует обнажение всяких мест, которые обнажать непристойно даже маленьким девочкам. Уже выпускается дорогое детское бельё, где на трусиках нарисована взрослая ладонь и написано: «Тронь меня!». И многое, многое другое в этом же духе. Так что можем ли мы представить, что в какой-то стране, в которой хотят прекратить эту и другие формы разврата, разрешают продавать такое бельё, разрешают такие передачи по телевизору, разрешают такие статьи в журналах и газетах, допускают существование сотен порнографических сайтов в Интернете?! Можно ли это представить в стране, которая реально хочет справиться с педафелией? Да нет, конечно, нет. Поэтому я и уверена в том, что реальные педафилы, если у них есть большие деньги и власть, а у нас теперь большие деньги и власть- это одно и то же, что они будут всячески способствовать невинному осуждению родителей, чтобы дети для них стали более доступны. А вы знаете, что из хороших богатых престижных семей они самые чистенькие, самые холёные. Это самая желанная добыча для педафилов. Что-то я не вижу, чтобы особенно нападали и тем более сажали за преставание к собственным детям людей, которые приехали к нам из Средней Азии, Кавказа. Кто попробует туда сунуться?! У педафилов заказ на детей голубоглазых, белокурых, светлой русской нации.

Вопрос: «Не считаете ли Вы, что такой политикой в данном вопросе могут воспользоваться нечестные, нечистоплотные люди в своих корыстных целях?»

Ирина Медведева: «Более того, это может стать прекрасным средством шантажа и устранения неугодных.

Это очень распространено в западном мире. Приведу пример. Когда мы с Татьяной Шишовой вернулись из Германии с конгресса, о котором я упоминала ранее, ужасаясь тому, что услышали, мы стали спрашивать у своих знакомых и друзей, которые живут на Западе, действительно ли такое страшное, чудовищное зло, такое грандиозное преступление распространилось на Западе настолько, как это утверждалось на конгрессе. В ответ мы услышали: « Да что Вы?! Это хорошо организованная компания, с помощью которой «успешно» решаются спорные дела при бракоразводном процессе, когда хотят поделить имущество, либо отнять его у одной из сторон».

Аналогичные примеры есть и у нас сегодня, чему мы являемся свидетелями, знакомясь с новостями, распространяемыми СМИ».

Беседовала Надежда Кузичева

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий