Против карт » Публикации » «Новый мир» извращенцев как вселенская содомская антицерковь


«Новый мир» извращенцев как вселенская содомская антицерковь

  • [edit]Редактировать[/edit]
 (голосов: 0)
«КВИР»-РЕВОЛЮЦИЯ: ОТ РАВЕНСТВА ПОЛОВ К ИХ ОТМЕНЕ


Конец 80-х и начало 90-х годов XX века ознаменовались серьезными переменами внутри содомитского сообщества, в котором проявились два течения. Одно объединяет геев и лесбиянок, признающих мужской и женский пол, но добивающихся терпимости к их выбору, в то время как другое категорически отрицает сам принцип различения полов и гетеросексуальность как таковую. И если первое представляет собой так называемый «уличный гомосексуализм», добивающийся определенных юридических и социальных результатов, то второе доминирует в интеллектуальных, университетских кругах и составляет то самое активное научно-оккультное ядро, которое разрабатывает долговременную стратегию разрушения естественного порядка вещей через уничтожение различий между полами.

Укрепление второго течения стало следствием активизации женского гомосексуализма, который, соединившись с широким феминистским движением и составив его идейный костяк, направил его в это русло. Именно феминистки-лесбиянки сформировали так называемое квир-течение (от слова «queer» – «странный», «иной»), которое стояло у истоков новой интерпретации понятия «гендер». Первой использовала ставший затем широко применимым термин «квир-идентичность» профессор Калифорнийского университета лесбиянка Тереза де Лауретис.

Настоящим основателем квир-теории стала Юдифь Батлер (работа «Гендерное безпокойство», 1990 г.), которая дала революционное определение концепции «гендер», полностью раскритиковав само понятие «половая идентичность». Окончательно разделив понятия «биологический пол» и «социальный пол» (гендер), она заявила, что второе совершенно не зависит от первого, все определяется исключительно свободным выбором человека, в зависимости от того гендера, который он себе присваивает. Суть новшества можно выразить понятием «множество квиров», утверждение которого провозглашает исчезновение различий между мужским и женским полом и связанных с ними категорий. Теперь утверждается «мультисексуальность», характеризующая и гомосексуалистов, и андрогинов, и бисексуалов, и гермафродитов, и травести, и гетеросексуалов, при этом можно спокойно переходить от одной к другой разновидности. Как учит Батлер, человек не определяется данной ему природой, а структурируется или форматируется: «Половое поведение не заложено в наше глубинное „я“. Оно рождается из опыта, из наших отношений с другими, под влиянием сложных психических механизмов»1.

Таким образом, новая концепция гендера, ставшая плодом квир-теории, ратует за полное смешение полов и за нейтральное определение пола, соответствующее среднему роду «оно» (английское «it»). При таком подходе, объявляющем все проявления, связанные с биологическими различиями между мужчиной и женщиной, лишь некими мифами, гетеросексуальность становится просто одной из возможных форм поведения. Гендер должен определяться личным выбором человека, который может меняться в зависимости от влечения – вот это и стали называть «гендерной идентичностью» (на английском языке это называется «performance»).

Все эти теории легли в основу проекта тотальной мировой сексуальной революции, направленной на «отчуждение» человека от его пола, однако в зависимости от способа реализации этой идеи ее сторонников можно разделить на две группы. Одна выступает за скрытое разрушение культурного и социального порядка, основанного на разделении по половому признаку, а другая избрала максималистский вариант, отрицающий саму физиологическую природу полового разделения и ратующий за полную сексуальную анархию. Например, испанский квир-философ Беатрис Пресиадо настаивает на таких «политических стратегиях», как «лишение идентичности, изменение технологий тела, изменение анатомической медицины, которая производит тела „нормальные“ и „с отклонениями“» и проч., и проч. Другая писательница-извращенка Моник Виттиг, представительница радикального крыла лесбиянского движения и автор модной теории straight (что значит «сексуально правильный»), вообще утверждает, что не существует ни мужчин, ни женщин. Она называет эти категории «языковыми ухищрениями», с помощью которых построено все гетеросексуальное сообщество, и призывает освободиться и изобрести новый язык и новую грамматику, заменив все термины, связанные с полом («мать», «отец», «муж», «жена») новыми – «гендерно нейтральными». Еще один квир-философ Жак Деррида подытожил свои размышления так: «А почему бы не придумать что-то другое, другое тело, другую историю, другую интерпретацию?»

В итоге именно это сплоченное квир-течение добилось того, что понятия «гендер» и «гендерная идентичность» утвердились не только в социологии, но и в правовой сфере, превратившись под наименованием «сексуальная ориентация» в основополагающий элемент строящегося нового мирового сексуального порядка.

А это, в свою очередь, заложило уже основы для тотальной ломки. Дело в том, что, хотя понятие «сексуальная ориентация» и считается ширмой для гомосексуализма, ни в одном из международных и национальных документов оно не конкретизируется, так что статус нормы можно придать любой сексуальной ориентации. То есть любой сексуальный акт, даже рассматриваемый сегодня как преступный, но совершенный по добровольному согласию, может по праву стать социально легитимным. Это относится и к полигамии, и к полиандрии (многомужество), и к сексуальному мультипартнерству, и к бисексуальности, и к инцесту, и, наконец, к педофилии и зоофилии (тут не помогут даже защитники животных). Все теперь зависит от степени «продвинутости» верхов общества, которые либо сами являются членами всемирной содомской мафии, либо находятся под ее мощным давлением.

ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРИЗНАНИЕ СОДОМСКОЙ МАФИИ


Произошедшая реабилитация гомосексуализма привела не только к резкому возрастанию численности извращенцев, но к дальнейшей консолидации этого агрессивного сообщества в целях перехода к новым формам экспансии. Как верно указал один из исследователей, гомосексуалисты подобны раковым клеткам. Поскольку иммунная система организма вычисляет и уничтожает отдельные раковые клетки, то, чтобы выжить, они существуют в группах и обманывают клетки иммунного надзора. «Они развиваются до такой степени, что верхние слои клеток начинают давить на нижние и раздавливают их. В итоге получается гниющая жижа, которая отравляет организм, развивается так называемая опухолевая интоксикация. Это прямая аналогия с „голубой мафией“»2.

В результате, не довольствуясь легализацией, извращенцы, действуя по правилам бандитского сообщества, потребовали для себя особого статуса и особых прав, которые поставили бы их в уникальное положение и позволили бы открыто пропагандировать и навязывать свое мировоззрение и образ жизни. Именно в этом и заключается суть отстаиваемых ими прав. Введя понятие «сексуальных меньшинств», которое используется теперь и в юридических документах, они стали выступать не только за включение прямого упоминания о них в антидискриминационных законах, но и за принятие отдельных законов о «сексуальных меньшинствах» и даже за конкретное упоминание «сексуальной ориентации и гендерной идентичности» в статьях конституций.

Сформировав влиятельное лобби в международных организациях, ЛГБТ-сообщество добилось включения в 1993 году Международной ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок в число организаций, аккредитованных при ООН. Эта организация ведет мониторинг ситуации и ежегодно 17 мая публикует карту, отражающую положение с соблюдением прав сексуальных меньшинств в мире. В том же году Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в своих консультативных заключениях стало определять гомосексуалистов как «особую социальную группу», а в 1995 году ООН внесла нарушение прав сексуальных меньшинств в перечень нарушений основных прав человека.

Наиболее последовательным и безкомпромиссным защитником прав извращенцев стал Европейский союз. Начало его активной позиции в этом вопросе было положено в 1994 году, когда Комитет Европарламента по гражданским свободам и внутренним делам составил и принял доклад «Равные права для гомосексуалистов и лесбиянок в ЕС», автором которого была Клаудия Рот, представитель Партии зеленых ФРГ. По результатам слушания Парламент принял резолюцию с рекомендациями Совету Министров о запрещении всех форм дискриминации по признаку сексуальной ориентации (включая область законов о партнерстве и усыновлении детей), однако существовавший тогда Договор ЕС не обезпечивал для этого соответствующей законодательной базы.

Для исправления этого положения ЛГБТ-сообщество стало требовать принятия поправок к договору. В итоге в новый Амстердамский договор 1997 года (вступил в силу 1 мая 1999 г.) была внесена поправка, дающая ЕС юридическое основание для борьбы с дискриминацией на почве сексуальной ориентации. Об этом говорилось в ст. 13 договора, ставшего первым международным документом, который в открытую заявлял о сексуальной ориентации. Запрет на такую дискриминацию закреплен и в Хартии ЕС об основных правах граждан ЕС 2000 года.

Наконец, в 2006 году Европарламент принял резолюцию «Гомофобия в Европе», в которой неприятие извращенцев определяется в соответствии с все той же бентамовской формулой как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности, лесбиянкам и геям, бисексуалам и трансвеститам, которые основываются на предрассудках и сродни расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму»3. Причем среди форм, в которых может проявляться гомофобия, перечислены не только преследования и убийства, но и исполненные ненависти речи, насмешки и оскорбления словом. Дошло до того, что некоторые «эксперты» предлагают классифицировать гомофобию как «нетерпимое расстройство личности» вместе с расизмом и сексизмом, и в недалеком будущем за это, возможно, будут помещать в психиатрическую лечебницу.

В 2010 году соответствующую резолюцию («Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности») принял и Совет Европы. В ней подчеркивалась особая ответственность парламентариев в деле инициирования и содействия законодательным изменениям в этой сфере.

СОДОМИТСКИЕ «БРАКИ» КАК СРЕДСТВО УНИЧТОЖЕНИЯ СЕМЬИ


Главным средством утверждения исключительного положения содомитов в обществе стало выдвижение ими идеи полного отказа от института семьи, который они называют отсталым и изжившим себя явлением. Однако, поняв, что требование это сразу не пройдет, они поменяли тактику и начали активно выступать за легализацию однополых «браков», поставив цель взорвать институт брака изнутри. Это и стало ключевым этапом сексуальной революции, направленной и против человеческого естества, и против хваленого западного права.

Что касается естества, то законно-официальное вступление в супружеские отношения между мужем и женой является продолжением того брака, на который благословил Бог сотворенных Им Адама и Еву. Как писал святитель Иоанн Златоуст в «Книге о девстве», «брак дан для деторождения, а еще более для погашения естественного пламени. <...> Впоследствии, когда наполнились и земля, и море, и вселенная, осталось одно только его назначение – искоренение невоздержания и распутства»4. Так что, идя против естества человеческой природы, отрицая различия полов и чин супружества, содомиты не могут требовать для себя того, на что Бог благословил мужчину и женщину.

Что касается европейского права, то однополые союзы требуют исключения из законодательства понятия пола, то есть мужчины и женщины как основы человеческого общества. Вместо них должны упоминаться некие безполые существа – «брачующийся А», «брачующийся Б», «родитель А», «родитель Б», «партнер А», «партнер Б», которые вводятся не только в гражданский кодекс, но и в юридические документы, регулирующие вопросы труда, социального обезпечения и проч. Таким образом, «мужчина» и «женщина», «муж» и «жена» как субъекты права исчезают. В результате в рамках правового поля меняется структура семьи как таковой. Поскольку же однополые «браки» предполагают право на усыновление детей, это меняет и характер родства, ставя крест на связях с биологическими родителя и оставляя детей без корней. То есть законодательным актом пытаются изменить биологическую реальность и создать новый человеческий род5.

Утверждение однополых «браков» – это четко отстаиваемый политический курс ЕС и Совета Европы, имеющий далеко идущие последствия и широкий набор соответствующих юридических инструментов.

Чтобы не вызвать первоначального резкого протеста у европейцев, в качестве переходного шага европейские верхи предложили такую форму, как регистрируемые однополые партнерства, благодаря которым извращенцы получали налоговые льготы и права наследования. Впервые закон об этом был принят в Дании в 1989 году, а в настоящее время такие законы существуют в Андорре, Австралии, Австрии, Бразилии, Великобритании, Венгрии, Германии, Израиле, Ирландии, Исландии, Колумбии, Лихтенштейне, Люксембурге, Словении, Финляндии, Хорватии, Чехии, Швейцарии, Эквадоре и некоторых штатах США. В Италии также в некоторых городах гомосексуалисты могут официально регистрировать свои отношения. В всех странах эти «союзы» называются по-разному, различается и перечень прав, которыми они пользуются, но суть от этого не меняется – это первая форма к легализации «брака». Алгоритм борьбы отработан и четко функционирует.

Подготовив почву, наиболее «продвинутые» правители пошли дальше и предоставили гомосексуалистам уже полноценное право на «брак». Первым государством, как известно, стали Нидерланды (2001 г.), затем по этому пути пошли Бельгия (2003 г.), Испания, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания и некоторые штаты США и Мексики. В апреле 2013 года к ним присоединились Уругвай и Новая Зеландия, 18 мая – Франция, а 21 мая Палата общин британского парламента одобрила законопроект, легализующий однополые «браки» в Англии и Уэльсе. Сейчас на рассмотрении подобные законопроекты находятся в Люксембурге, Непале и Парагвае.

Обществом эта политика принимается также неодинаково. И если в одних странах общественность уже зомбирована настолько, что иммунитет потерян, то в других это вызывает ожесточенное сопротивление. Примером первого является Швейцария, где закон «О зарегистрированном партнерстве», как и большинство других федеральных законов, вступил в силу по воле народа в результате референдума: 58% населения 5 июня 2005 года признали право гомосексуальных пар на зарегистрированную совместную жизнь6. Примером второго является Франция, где накал борьбы только набирает силу.

Но существуют и более глубокие замыслы Евросоюза, связанные с реализацией т.н. Стокгольмской программы. Смысл ее заключается в том, что любой гражданский пакт или брак, заключенный в одной из стран ЕС, будет признан законным в других странах-членах. То есть если пара не имеет права оформить брак в своей стране, она может это сделать в другой стране ЕС, и по возвращению на родину этот брак будет считаться законным7.

«ПРАВА АНТИ- ЧЕЛОВЕКА» ВМЕСТО «ПРАВ ЧЕЛОВЕКА»


С началом мирового кризиса 2008 года и открытым провозглашением мировой элитой необходимости «нового мирового порядка» политика утверждения «прав» содомитов перешла на новый уровень. Во-первых, она достигает общемирового масштаба, во-вторых, под видом борьбы с гомофобией она принимает форму агрессивного подавления и вытеснения традиционных ценностей.

15 июня 2011 года Совет ООН по правам Человека принял резолюцию 17/19, утвердившую равенство между людьми вне зависимости от их сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Текст, предложенный Южной Африкой, поддержанный 39-ю странами и подписанный 86-ю, подтвердил универсальность человеческих прав и потребовал до конца 2011 года составить доклад о дискриминационной практике в отношении сексуальных меньшинств.

Содомская мафия превратилась сегодня в мощную идейно-политическую силу, которая, приобретая все более агрессивные формы, устанавливает свой контроль над ключевыми сферами культурно-общественной жизни. Продвижение ее к высотам мировой политики происходило незаметно, долгое время ее не воспринимали всерьез, рассматривая как одно из меньшинств. В итоге, когда, накопив потенциал и создав разветвленную сеть подчиняющихся ей организаций и движений, она вышла на общемировую арену, выяснилось, что во властных структурах «сексуальное меньшинство» уже давно представляет собой большинство, жестко диктующее свои законы и нормы. Действуя под видом борьбы против дискриминации и гомофобии (толкуемых крайне широко и произвольно), оно активно утверждает свои исключительные права, постепенно превращаясь в касту неприкасаемых.

Действуя как оборотни, содомиты используют социальную организацию и законы общества, чтобы, подорвав и разложив его изнутри, построить на этих развалинах свою содомскую антицерковь, которая и есть антицерковь сатаны. Прикрываясь «правами человека», они ликвидируют этого человека, создавая вместо него безполое существо. Продвигая свои однополые «браки», они низлагают истинный брак, который может быть только союзом между мужчиной и женщиной, ими отрицаемыми. Легализуя свои «семьи», они уничтожают нормальную семью, лишая отобранных ими детей рода и племени. Под видом «любви» они искажают понятие истинной любви, поскольку вместо семьи как «малой церкви», союза любящих друг друга людей, объединенных верой в Бога, они создают «малую антицерковь», союз извращенцев-нелюдей, связанных смертным грехом и служащих сатане.

Как только это «сообщество» достигнет критической массы, оно установит всемирную содомократию, и революция завершится: их Содом станет единственной нормой, а все остальное – патологией. Нормой станут все пороки и извращения, утвердится всеобщая сексуальная анархия. То, что происходит сегодня в Норвегии, – лишь эскиз полотна, который пишется ими, и при этом их рукой водит сам сатана.

 

 

Источник: http://gazeta-pkrest.livejournal.com/286681.html

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[/group]

Комментарии:

Оставить комментарий