Против карт » Публикации » Астахов: Половое воспитание школьников грозит пропагандой разврата

Астахов: Половое воспитание школьников грозит пропагандой разврата

 (голосов: 3)
По мнению омбудсмена, не стоит торопиться с введением такого предмета в школах

Астахов: Половое воспитание школьников грозит пропагандой развратаУполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов выступил против полового воспитания учащихся. По его мнению, введение такого предмета в школах может нанести вред развитию детей, негативно сказаться на их нравственном и психическом здоровье.

Омбудсмен даже направил обращение с предостережением министру образования Дмитрию Ливанову и  главам российских регионам. В нем говорится, что преждевременно и некорректно преподнесенная детям информация об интимных сторонах жизни человека грозит пропагандой разврата.

Так, Астахов считает, что в школах лучше вновь начать преподавать предмет «Этика и психология семейной жизни», передает «Интерфакс».

Тема полового воспитания школьников обсуждается не первый год. В некоторых школах в 90-ые этот предмет даже преподавали. Но эксперименты быстро свернули. Вновь о них заговорили после того, как в апреле наша страна подписала Конвенцию Совета Европы по защите детей от сексуальной эксплуатации и насилия. В ней, в частности, говорится о том, что детей нужно просвещать на эту тему.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кто должен говорить с детьми о сексе: родители или школа

 

Астахов: Половое воспитание школьников грозит пропагандой разврата

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» наш ведущий, бизнес-тренер Никита Непряхин пытается разобраться с экспертами, как проводить уроки полового воспитания в школах.

Непряхин:

- Здравствуйте! В эфире программа «Две правды», задача которой смотреть на явления и события широко и объективно. Наша программа часто поднимает вопросы современного образования. Сегодня мы возьмем, пожалуй, самую острую и пикантную тему – будем говорить о сексуальном или половом воспитании наших детей в школах. Нужны ли такие уроки? Чего от них больше – пользы или вреда? Кто должен этому учить – школа или это задача родителей? Постараемся разобраться в этом и найти две правды. Сегодня я пригласил обсудить эту тему председателя Всероссийского сообщества многодетных и приемных семей России «Много деток хорошо» Татьяну Михайловну Боровикову. Татьяна Михайловна, здравствуйте.

Боровикова:

- Добрый день.

Непряхин:

- И врача-психиатра, психотерапевта, доктора медицинских наук Льва Олеговича Пережогина. Лев Олегович, здравствуйте.

Пережогин:

- Здравствуйте.

Непряхин:

- В начале программы я хочу, чтобы гости вкратце обозначили свою позицию.

Боровикова:

- Я считаю, это очень тонкий индивидуальный вопрос. Дети разные. Я, например, ни в коем случае не хочу, чтобы мое две девочки в школе столкнулись с так называемыми уроками секспросвета. Потому что это уроки ломки и стыда. Я думаю, что ко мне присоединятся все родители. Потому что когда говорят детям «это можно обсуждать», значит, можно это и делать. Это провокация для любого ребенка, это вызывает интерес. Автоматически в десять раз подскакивает количество школьных беременностей, венерических заболеваний. Это статистика в Америке, у нас был эксперимент в Ярославской области. Я интересовалась этим вопросом. Я категорически против.

Пережогин:

- У меня во многом позиция совпадает. Мне бы тоже не хотелось, чтобы моим детям преподавали секспросвет в школе. А половое воспитание и секспросвет это совсем не одно и то же. Я предлагаю взглянуть на эти вещи пошире. Половое воспитание это воспитание в контексте пола, мальчиков – как мальчиков, девочек – как девочек. Вопросу взаимодействия полов тоже должно быть уделено определенное место. И это должно быть сделано и тонко, и корректно, и по возрасту. Но тогда мы вправе ожидать и снижение школьных беременностей, и снижение количества венерических заболеваний, и количество брошенных детей детками, которые их сначала родили, и количество других проблем. Потому что секс и половое воспитание не одно и то же.

Боровикова:

- В обывательском сознании это одно и то же. Когда говорим о семье и нравственности – это одно. А когда о половом воспитании, это воспринимается как секспросвет.

Пережогин:

- Нет. Давайте не будем спускаться на уровень обывателя. Давайте будем мыслить по государственному и по серьезному. Мы грамотные люди.

Боровикова:

- Вы спросите у радиослушателей: для них это одно и то же или нет.

Пережогин:

- Давайте радиослушателям расскажем, что это не одно и то же. И они будут тоже грамотные.

Непряхин:

- Что такое, Лев Олегович, уроки полового воспитания?

Пережогин:

- Половое воспитание это все, что касается взаимодействия полов.

Непряхин:

- Секса нет во взаимоотношениях?

Пережогин:

- Откройте словарь русского языка, и узнаете, что секс – это индустрия сексуального взаимодействия. Секс и любовь, секс и половой акт – это не одно и то же. Для того, чтобы появился на свет ребенок, необходимо совершить половой акт. Или заменяющие его медицинские процедуры. А секс не предполагает рождение детей. Секс предполагает удовольствие. И все, что вокруг этого словечка крутится – порнография, разврат, публичные дома – это к сексу. А половому воспитанию служит семья, уроки в школе.

Непряхин:

- Уроки полового воспитания – это урок семьи?

Пережогин:

- Да. Это урок, чем поведение мальчика должно отличаться от поведения девочки.

Непряхин:

- Как мужчине защищать свою семью.

Пережогин:

- Как вести себя в семье, как девочка должна правильно вести себя в семье. Как это предполагается с позиции культуры, с позиции нравственности, с позиции медицины. Мы не сможем избежать на подобных уроках вопросов, предположим, о контрацепции. Но разговоры о контрацепции и разговоры о сексе не одно и то же.

Боровикова:

- У меня другая точка зрения.

Непряхин:

- Я запутался. Для меня урок, когда будут рассказывать о морали и нравственности, про то, что должны делать муж и жена в семье, мне это еще страшнее кажется. Потому что все это в семье должно быть.

Боровикова:

- Все это искусственно. До революции воспитывали очень правильно. Было раздельное воспитание мальчиков и девочек, потому что они разные.

Непряхин:

- Это гендерный принцип обучения.

Татьяна Боровикова, Председатель Всероссийского сообщества многодетных и приемных семей России
Татьяна Боровикова, Председатель Всероссийского сообщества многодетных и приемных семей России "Много деток – хорошо!"
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Боровикова:

- Мне очень не нравится слово «гендерный». Мне нравится слово «раздельный принцип обучения». Потому что девочка воспитывается хозяйкой, матерью, ей прививаться должны совершено другие качества. Прежде всего она должна себя видеть в семье. А у мальчика социальная роль другая. Когда мы в контексте семьи начинаем говорить о половом воспитании, это вопрос номер 58. Сначала мужчина должен понять, что такое честь, достоинство, что такое его роль вообще по отношению к женщине глобально. Тогда он будет понимать, что такое ответственность за семью, за свою жену, детей.

Непряхин:

- Как должен выглядеть этот урок? Приходит лектор, он пишет на доске слово «ответственность», и начинает рассказывать: ты должен это, а ты должна это?

Боровикова:

- Не может быть таких уроков. Они вообще извращение.

Непряхин:

- Насколько сейчас подобные уроки существуют? Татьяна Михайловна, вы говорили, что в Ярославле были.

Боровикова:

- В Екатеринбурге были. Это для родителей, как красная тряпка для быка. Как только начинается эта тема, начинается митинг родителей. Родители приходят в школу и все разносят.

Пережогин:

- У нас не только родители это умеют делать. У нас есть религиозные общины, есть фанатики самые разные.

Боровикова:

- И правильно делают. Потому что это провокация детей на блуд. Дети есть разные. Есть нормальные дети, не со сломанными мозгами, не наркоманы, целомудренные дети. Им вообще это противопоказано. Они в таком случае переходят в другую категорию.

Пережогин:

- Как только я расскажу о контрацепции, все дети становятся блудниками и блудницами?

Боровикова:

- Контрацепция это вообще плохо. Потому что это когда женщина принимает несколько лет таблетки, а потом становится гормональным инвалидом и вообще рожать не может.

Пережогин:

- А если женщина не принимает таблетки, а пользуется презервативом?

Боровикова:

- Есть контрацептивы абортивного свойства.

Пережогин:

- Кто же их призывает принимать?

Боровикова:

- Самый лучший вариант – целомудрие до брака. И мы об этом должны говорить нашим детям. Иначе мы ломаем им мозги.

Пережогин:

- Я не уверен, что целомудрие до брака самый лучший вариант в современном обществе. Потому что в современном обществе многие молодые люди вообще не вступают в брак.

Боровикова:

- Вы это одобряете?

Пережогин:

- Я это не одобряю и с этим не спорю. Я просто констатирую факт, это общественное явление. На сегодняшний день надо быть в контексте современных реальных событий. Если мы посмотрим печальную статистику, мы увидим, что дети в 12 лет, как правило, многие имеют сексуальный опыт. Именно сексуальный, а не половой.

Боровикова:

- Не все.

Непряхин:

- Есть статистика, большинство имеют.

Пережогин:

- Многие. Это даже не большинство. И ожидать от этих многих детей, имеющих сексуальный опыт, рождение малышей или ранних абортов, которые ведут к бесплодию, лучше, на мой взгляд, нет. Предупрежден – значит вооружен. Это старая добрая истина. Человек должен знать, где добро, где зло, что можно, что нельзя.

Боровикова:

- Дети – это не взрослые.

Пережогин:

- А вы своему ребенку не говорите: не суй пальцы в розетку, убьет? Вы говорите – суй?

Боровикова:

- У них гормоны играют. Когда вы еще говорите об этом, крышу сносит.

Пережогин:

- А если не будут говорить папа и мама, будут говорить в подворотне распущенные мальчишки и девчонки.

Боровикова:

- Я буду говорить дома в семье. Я не разрешаю чужим людям лезть с ногами в мою семью.

Пережогин:

- Это решается очень просто.

Звонок Светланы из Москвы:

- Добрый вечер. У меня трое детей и двое внуков. Я хотела в первую очередь поблагодарить психиатра за его выдержку. Начать обучение со взрослых. Я не представляю, что Татьяна Михайловна может детям рассказать, если она сама безграмотна в этом отношении, исходя из дискуссии.

Непряхин:

- В чем безграмотность?

Светлана:

- Я слышала, как она сказала о том, что преподавание в школе это извращение.

Боровикова:

- Вы хотите, чтобы вашим детям преподавали в школе секспросвет или половое воспитание, что одно и то же?

Светлана:

- Да. Я хотела бы, чтобы им преподавал в школе человек, который в этом разбирается лучше, чем я и лучше чем вы. Такой, как психиатр, который присутствует на программе.

Непряхин:

- Мне кажется, это должен делать психолог, специально подготовленный.

Пережогин:

- Сексопатолог.

Непряхин:

- Вы бы доверили специально подготовленному специалисту?

Светлана:

- Совершенно верно. Должен быть специально подготовленный человек, который знает каждого ребенка в школе.

Боровикова:

- Откуда вы такого возьмете? Вот вы знаете, насколько ваш ребенок созрел.

Светлана:

- Вопрос странный. У нас педагогические вузы выпускают психологов, насколько я знаю.

Звонок Сергея из Подмосковья:

- Я полностью поддерживаю вашу гостью. Я тоже против такого воспитания. Нашей стране тысячи лет. И в стране никогда не было такого обучения и образования. И ничего, наша страна как-то обходилась в этом плане собственным опытом и знаниями. И семья у нас были большие – по 6-10 человек. И даже в самой глухой деревне крестьянин мог разобраться с этой темой, ни у кого ничего не спрашивая и не проходя обучение. В Африке очень богатый и разнообразный животный мир – гиппопотамы, жирафы, бабуины, павианы, много диких обезьян. Но как-то у этих ребят все обходится без полового воспитания, как-то они сами соображают что, как, куда.

Непряхин:

- Сергей, но сравнивать с павианами наших детишек не очень корректно.

Сергей:

- И семьи у них крепкие.

Звонок Алексея из Саратова:

- Здравствуйте. Мне 27 лет. В 90-е годы, когда я учился в школе, у нас были подобные лекции. Могу сказать, как эти лекции ложатся на ум не сформировавшегося подростка. Когда человек на подсознательном уровне знает об интимных отношениях, но это лично его. А когда перед классом лектор начинает озвучивать вопросы контрацепции, полового воспитания, это автоматическое разрешение на публичность. Отмашка старта для несформировавшегося ума подростка. Это чистой воды провокация.

Непряхин:

- Вы сейчас можете сказать: лучше бы этих уроков не было?

Алексей:

- Конечно. Я прошел все прелести молодой жизни 90-х годов. Уже с отдаления могу сказать совершенно точно: от этих уроков только негатив, все это идет целенаправленно с Запада. У них педерасты правят в верхушках.

Непряхин:

- Спасибо за ваше мнение. В основном аудитория воспринимает половое воспитание как сексуальное воспитание. Я согласен, что эта связка есть. Говорить о половом воспитании, не касаясь секса, наверное, бессмысленно.

Боровикова:

- Некорректно.

Пережогин:

- Не имеет смысла. Оно должно быть всеобъемлющим. Вопрос заключается в том, что обо всем надо говорить компетентно. Когда мы начинаем говорить о чем-то некомпетентно, получается глупость.

Непряхин:

- Лев Олегович, вы, как профессиональный психотерапевт, как доктор медицинских наук, скажите, действительно ли публичный разговор о венерических заболеваниях, контрацепции – это зеленый свет, означает можно. Или это как-то неправильно доносится?

Пережогин:

- Я думаю, здесь в данном случае превалирует второй компонент. К сожалению, у нас нет достаточного количества специалистов, которые могли бы в каждой школе обеспечить грамотное проведение подобного предмета.

Непряхин:

- Но ведь в каждой школе есть штатный психолог.

Боровикова:

- Даже те, которые есть, не нужны.

Пережогин:

- Был я несколько лет преподавателем психологии, и учил школьных будущих психологов. К сожалению, образование слабое. Что греха таить, есть такой момент у нас. Школьный психолог один, а обязанностей у него очень много. И он с теми обязанностями, которые ему мыслятся, не справляется. Он должен и группы формировать, вычислять детей с той или иной психопатологией. Детям с невротическими расстройствами создавать благоприятную среду, должен использовать специальные технологии по обучению, что левше одно, а правше – другое.

Непряхин:

- Методологии учебные созданы?

Боровикова:

- Исключительно на Западе.

Пережогин:

- Есть и не на Западе.

Боровикова:

- Ни одного учебника не видела целомудренного.

Пережогин:

- Есть и не на Западе. Сегодня прозвучало про тысячелетия России, что не было у нас таких школ. А Китайской истории 5 тысяч лет, и у них 5 тысяч лет не было, в сегодня есть. Боровикова:

- Ассоциация планирования семья у них сделала политику одного ребенка. Я даже в Гонконге видела огромный офис Ассоциации планирования семьи. Но это не значит, что нужно делать здесь.

Пережогин:

- За 5 тысяч лет они до этого дошли. Каждый по-своему доходит и каждый по-своему реализует. Одно и то же можно рассказывать совершенно по-разному. Можно рассказывать развратно, можно – целомудренно.

Непряхин:

- Сейчас есть предмет ОБЖ – основы безопасности жизнедеятельности. Там рассказывают о том, что нужно делать, если кровь потекла, что делать в чрезвычайной ситуации. Но почему мы говорим, что мигрень или мозоль – нормально, а венерические заболевания – табу?

Боровикова:

- Это не одно и то же. В нашей стране мы всегда стремились учить детей жить по заповедям. Объяснить им, что блуд – это смертный грех. А нужно говорить с детьми о целомудрии.

Непряхин:

- Заповеди для людей религиозных.

Боровикова:

- Для нормальных людей.

Непряхин:

- Это не очень корректно. Заповеди – это для человека, который верит в это, для человека религиозного.

Боровикова:

- «Не убий, не укради» - вот заповеди.

Непряхин:

- Мы не можем строить обучение на религиозной доктрине.

Боровикова:

- Это не обучение. Это нравственные основы общества. Мы живем в стране, где по переписи 85 процентов жителей говорят, что они православные люди.

Непряхин:

- Есть другая статистика. 30 процентов – мусульмане.

Боровикова:

- Мусульмане тоже не приветствуют секспросвет в школе.

Пережогин:

- Возьмем Бразилию. Там 99 процентов католики. Католики ничуть не менее нравственны, чем православные. Но такие уроки у них есть.

Непряхин:

- Всегда, когда мы говорим про половое воспитание в классическом жанре, оно было и в царской России, в другие времена. Оно строилось во многом на религиозных.

Боровикова:

- Вы вспомните Институт благородных девиц. Как там учили девушек. Из них выходили жены, которые хранили верность, рожали детей.

Пережогин:

- Я все время говорю о целомудрии. А вы все время скатываетесь в разврат.

Боровикова:

- Да что вы?

Пережогин:

- Вы, как только услышите «половой», вы говорите о разврате. А я говорю о взаимодействии двух супругов в любящей семье.

Боровикова:

- Не надо детям объяснять о взаимодействиях в семье.

Пережогин:

- Почему же не надо? Ведь вы же учите свою дочку варить суп. Я учу своего сына брать в руки молоток. Специалист-сексопатолог, который лучше меня знает эти аспекты и лучше вас, прекрасно расскажет, корректно, тонко, целомудренно детям о межполовых взаимоотношениях.

Боровикова:

- Я не доверяю. Я училась в очень хорошей физико-математической школе. И к нам приходил врач, очень корректно рассказывал. Со мной даже сестра моей бабушки проводила такие беседы. Я совершенно точно знаю, какое действие оказывает на психику подростка. Это внутреннее дело семьи.

Пережогин:

- Сегодня у нас есть замечательный предмет – уроки православной культуры. Дети православных семей хотят и ходят на эти уроки. Дети мусульманских детей не хотят и не ходят на эти уроки. Их никто не заставляет. Навязывать это я тоже не согласен.

Боровикова:

- Пусть к вам добровольно записываются. Только не в школе.

Пережогин:

- Ради Бога.

Непряхин:

- Это тоже факультативно?

Пережогин:

- Наверное, да.

Боровикова:

- У меня вопрос не стоит, чтобы вводить. Что такое вводить? Это деньги выделять. Больше не на что денег выделять. Давайте на нравственность будем выделять.

Непряхин:

- Расскажите, как деньги выделить на нравственность?

Боровикова:

- Очень хорошие есть уроки в Екатеринбурге. Родители разработали прекрасный учебник «Семья и нравственность». Как говорить с детьми о доброте, нравственности. У нас очень кастрирована сейчас литература. Раньше мы очень многие нравственные вещи брали из того, что много читали книжек. А сейчас нужно специально с детьми говорить о ключевых вещах, чтобы у них был стержень нравственный.

Непряхин:

- Мы дозвонились Маше Трауб. Это известная писательница. Вот что она говорит по поводу воспитания и литературы.

Трауб:

- Если честно, я не знаю, стоит ли вводить сексуальное воспитание в школе. У меня сын учится в 6 классе. Мне кажется, что важнее эту вещь оставить для литературы классической и художественной, и для семьи. Можно читать Цвейга, Чехова, другую классику, и оттуда узнавать о каких-то нюансах. О чувствах, о любви, что важнее для школьников, на мой взгляд. Важнее чувства научиться воспитывать, мысли, переживания, чем истории, которые будут в школе. Они все равно очень много из школы приносят, со двора, с общения со сверстниками. Но все-таки, мне кажется, важно оставить эту часть за семьей, родителями и за книгами

Боровикова:

- Абсолютно согласна.

Непряхин:

- Здесь было ключевое слово: они все равно узнают это со двора.

Пережогин:

- Вопрос к вам: вы сторонники прививок?

Боровикова:

- Я противник.

Пережогин:

- Тогда я вас не буду отправлять на улицу без маски. А лучше – без противогаза. Это научно обоснованный факт: без прививок детская смертность возрастает в разы.

Боровикова:

- Это не факт. С прививками детская смертность возрастает в разы.

Пережогин:

- Вы, как председатель, Всероссийского сообщества многодетных семей, против прививок?

Боровикова:

- Да. И своим детям не делаю прививки, и всем не советую.

Пережогин:

- Дай вам Бог здоровья, и чтобы ваши дети остались живы. Но большинство цивилизованных детей делают свои детям прививки.

Боровикова:

- Это бизнес государственный сегодня.

Непряхин:

- Я объявление сделаю. Наши радиослушатели, пожалуйста, обращайтесь к врачам, они подскажут о том, что нужно делать.

Боровикова:

- Врачам премии платят за прививки.

Непряхин:

- Прекратите. У вас госдеп. Вы не в «Единой России состоите»?

Боровикова:

- Нет.

Пережогин:

- Я воспринимаю уроки полового воспитания, как прививку против разврата.

Боровикова:

- Это не так.

Пережогин:

- Я воспринимаю уроки, как прививку против ВИЧ-инфекции, как прививку против детского суицида. Потому что детский суицид очень часто связан с теми или иными сексуальными нарушениями. Их можно было бы не допустить.

Звонок Виктора из Ставрополя:

- Добрый вечер. Я очень сочувствую Татьяне Михайловне. Вы, наверное, все слышали на каналах радио и телевидения песню «Как делают людей». Зачем учить в школе, когда днем и ночью об этом поется открыто, слушают дети, взрослые. Еще 70 лет тому назад, если девушка выходила замуж, она должны быть девственницей. Если она была не девственница ее просто выпроваживали к родителям с позором.

Непряхин:

- Времена поменялись.

Виктор:

- Это понятно. Но мы должны менять обстановку к лучшему, а не к худшему. Не надо никому ничего учить. Мои деды имели по 7-8 детей в семье. Никто их не учил, как делают. Я бы всех профессоров взял за это место и об столб телеграфный головой.

Звонок Регины из Краснодара:

- Мне 25 лет. К нам в школе приходили врачи, гинекологи. Мальчиков рассаживали отдельно, девочек – отдельно, В актовом зале рассказывали. Было и смущение, хихикали, обсуждали тихонечко. Я знаю, какой вред это может нанести мне, если начну этим заниматься в 12-13 лет. И что будет лучше, если все произойдет по любви. Именно об этом рассказ. Говорить о том, какие могут быть последствия. Знаком «можно» является то, что показывают по телевизору, и то, что мы видим в Интернете. То, что нам рассказывали в школе, это говорит: нет, ребята вы пока не готовы. Хочется, но не готовы. Такое же воспитание должно быть и дома. Я училась в обычной средней статистической школе. Некоторые родили в 15 лет, кто-то еще раньше замуж вышел, и аборты делали. Но есть семьи, в которых не могут рассказать родители. Может, они заняты работой, у них по шесть детей. У них неблагополучная семья.

Боровикова:

- Наоборот. По шесть детей - как раз заняты детьми.

Звонок Аркадия из Саратова:

- Здравствуйте. Я отец четверых маленьких детей. Я могу сказать точно, что секспросвет в нашей стране – это идея мертвая. Потому что предполагается, что мы, наверное, закажем суперталантливых, супертактичных, супервоспитанных преподавателей для этого предмета с Марса или с Луны. Мы четверых детей рожали, нас при каждом последующем ребенке наши замечательные врачи-гинекологи пытались убедить сделать аборт, хотя их лично никто об этом не спрашивал.

Боровикова:

- И меня, между прочим, тоже.

Аркадий:

- Бестактность врачей и педагогов – это два бича нашего общества. Это люди с абсолютно такими же болезнями нашего общества, как и мы все. Поэтому у нас страна, где детей воспитывают в большинстве матери-одиночки. И есть инфантильные отцы или воскресные папы. Этим детям, у которых и так ущербное нравственное воспитание, хотим таких же циничных, прожженных врачей и педагогов представить для секспросвета. Это приведет к тому, что мы просто выродимся. И еще здоровый взгляд со стороны. Вы не обижайтесь. Вы замечательный ведущий, и гость у вас тоже замечательный. Но, простите, на фоне замечательной здравомыслящей и прекрасной женщины, которая у вас в студии, вы немножко цинично выглядите.

Непряхин:

- У нас и называется программа «Две правды».

Пережогин:

- Я действительно цинично выгляжу. Я роды у 12-летних девочек принимал.

Непряхин:

- Может быть, циничность заключается в том, что я подхожу с точки зрения практики. Я работал в школе, знаю, что это такое.

Боровикова:

- А я подхожу с точки зрения интересов моих детей. за мной мои дети. Я за них перед Богом отвечаю.

Непряхин:

- Давайте мы перейдем к образованию, и послушаем некоторых экспертов, что они думают по поводу воспитания полового и сексуального. Послушаем Сергея Казарновского, это заслуженный учитель России, директор московской школы N686, класс «Центр».

Казарновский:

- На днях мальчик из 5 класса сделал фальшивую страницу для своего одноклассника, которому хотелось насолить, в контакте, наполнив его содержание порно. Чтобы мама обнаружила эту страницу. Там черте что. Целый скандал. Дети про все знают, про все думают. И это является частью их жизни. Это одна сторона дела. Другая сторона дела. Выставка в Париже, которая называется « Европейское образование». Я оттуда привез массу книжечек, которые были сделаны так, чтобы уже с детства девочка понимала, как устроен мальчик, а мальчик понимал, как устроена девочка. Как все происходит. Я разговорился с детьми, которые стояли за этим столиком. Это были педагоги-психологи. Они сказали одну очень важную для меня вещь: они никогда не делают это в школе, для групп каким-то образом связанных между собой людей. Равно как бессмысленно об этом говорить на уроках. Я слышал, как когда-то о средствах защиты на уроках пытались говорить педагоги совместно девочкам и мальчикам. Трата времени. Об этом сложно говорить и родителям. Очень сложно рассказывать практически про себя. Но точно знаю, иногда на своих уроках о каких-то проблемах своих мы начинаем говорить достаточно откровенно. Просто потому, что у меня так складываются с ними отношения.

Непряхин:

- Видите, вопрос в отношении. Если есть доверие и искренность со стороны учителя, проходит не очень конфликтно.

Пережогин:

- У моих детей тоже есть такая книжечка. Только она приехала не из Франции, а из Швеции.

Боровикова:

- О!

Пережогин:

- И целомудреннее этой книжечки я ничего не свете не видел.

Непряхин:

- Там не про шведскую семью?

Пережогин:

- Нет. Там все про нормальную , хорошую семью.

Боровикова:

- Я видела шведскую книжечку про двух пап. Что это тоже хорошо.

Пережогин:

- Про двух пап я своим детям не стал бы покупать. Я купил нормальную. Позиции могут быть разные. Позиции могут быть противоположные. Против того, что есть на самом деле, против реальности очень трудно выступать. Спасибо учителю, который только что сказал: да, дети это знают. И хочется, чтобы дети это знали не из подворотни, а из надежного источника.

Непряхин:

- Сейчас Интернет. Доступ ко всему есть.

Пережогин:

- В том-то и дело. Интернет мы не отключим, потому что без него практически невозможно прожить. И гулять ребенок по улице будет обязательно. И в школу он пойдет в обычную, городскую.

Боровикова:

- Наша позиция очень важна. Оценить любое событие, ребенок смотрит через нашу призму.

Пережогин:

- Вы очень узко зафиксировались на одном и том же. Вы не хотите взглянуть на мир пошире. Когда вы своей дочери скажете: доченька, пожалуйста, не делай этого до свадьбы. Это тоже будет половое воспитание. Только это половое воспитание будет целомудренное. И никто не запрещает учителю так же сказать в школе детям. «Дети, пожалуйста, отложите этот эксперимент на несколько лет».

Боровикова:

- Так говорить нельзя. Надо дать детям быть детьми. Дети имеют право на чистоту.

Пережогин:

- Но наши дети уже испачкались. Против этого мы не можем ничего сделать.

Боровикова:

- Это очень индивидуальный вопрос. Дети очень разные. В разном возрасте в каждой семье разные. У меня, например, не может быть, чтобы дети пришли и включили телевизор дома просто так, потому что я не доверяю, что им покажут по телевизору.

Пережогин:

- У меня телевизора нет, к счастью.

Боровикова:

- У меня тоже дома нет телевизора.

Непряхин:

- Доступ в Интернет детишки ваши имеют?

Боровикова:

- Имеют. Но это не просто блуждание по Интернету.

Непряхин:

- Сейчас где дети ваши?

Боровикова:

- Дома.

Непряхин:

- Вы знаете, что у них нет доступа в Интернет?

Боровикова:

- Мои дети занимаются флейтой, фортепьяно, баяном, языками, волейболом. Они заняты на рисовании.

Пережогин:

- Это никак не мешает им заниматься еще многими вещами.

Боровикова:

- У них нет открытого Интернета. Открытый Интернет – это преступление против детей.

Непряхин:

- Хочу дать 20 секунд каждому гостю, чтобы подвести итоги.

Пережогин:

- Надо быть реалистом. И надо быть добрым. И надо любить своих детей. Для того, чтобы нашим детям легче жилось в этом жестоком мире, они должны быть предупреждены.

Боровикова:

- А я считаю, что нужно стремиться к чистоте, целомудрию, высоким, хорошим отношениям, чтобы не искалечить души и судьбы наших детей.

Непряхин:

- Благодарю.


http://www.kp.ru/online/news/1483598/

http://www.kp.ru/radio/stenography/65426/

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий