Против карт » Публикации » ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ. В.Д.Балашов, Е.М.Балашова

ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ. В.Д.Балашов, Е.М.Балашова

 (голосов: 1)

ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ. В.Д.Балашов, Е.М.Балашова

 

Скачать в формате Word [143 Kb] (cкачиваний: 44)

 

Документ под названием «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятый прошедшим Архиерейским Собором РПЦ МП, сразу вызвал резко противоположные оценки. Так, например, радио «Радонеж» стало озвучивать официально-хвалебные отзывы, в которых подчеркивалось, что принятый документ – это очень мудрый и взвешенный ответ на вызовы современности, что Церковь настаивает на добровольности принятия новых технологий идентификации личности, добиваясь, чтобы государство с уважением относилось к выбору человека и предлагало альтернативные формы учета граждан. Авторы подобных отзывов заявляют, что документ принят ими с чувством глубокого внутреннего удовлетворения, так как «отвечает требованиям сегодняшнего дня и может стать действенным методом защиты конституционного права граждан жить в обществе в соответствии со своими религиозными убеждениями». В то же время в сети интернет на разных православных форумах идет бурное народное обсуждение, в котором преобладает противоположная оценка «позиции Церкви» по данному вопросу. Здесь с большой эмоциональностью утверждается, что церковная власть нас предала, что принятие такого документа – настоящая катастрофа…  Такими паническими настроениями сразу же стали пользоваться группы провокаторов, призывая людей срочно разрывать общение с Московской Патриархией.

 

Чтобы дать правильную оценку документу, необходимо сначала выделить его главную, сквозную идею, а затем уже разобрать частные моменты и их соотношение друг с другом и с магистральной линией.

 

Ключевая позиция принятого документа отражена во втором абзаце первого пункта, где цитируется заявление Священного Синода от 7 марта 2000 года: «Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры». Это утверждение претендует на неоспоримый богословский тезис, на котором и построен весь документ. Иными словами, сразу же заявляется о безгрешности принятия любых электронных технологий даже если они включают в себя нанесение на тело идентификационных меток или имплантацию микрочипов в тело человека, так как и чипы, и метки являются по отношению к человеку «внешними знаками». И уж тем более «внешними знаками» являются цифровые идентификаторы личности и их носители, – электронные документы.

 

Надо сказать, что церковная власть последовательно держалась этой позиции с 2000-го года, никогда ей не изменяя. Ни один церковный документ не содержит противоположного утверждения, а именно, что принятие человеком номера вместо имени (или вместе с именем) является деянием греховным, равнозначным отречению от Христа. Ни разу не прозвучало призыва к пастве не принимать цифровых идентификаторов и электронных документов, не входить в новую электронную систему, в строящееся царство антихриста. Совершенно нельзя согласиться с тем мнением (выраженным в статье юриста Пугачевой А.В.), что «Архиерейский Собор осуществил ревизию и подмену позиции, высказанной Церковью в Обращении к главам стран СНГ и Балтии, утвержденным Священным Синодом в 2005 году». Напомним, что в этом Обращении говорилось: «Нет ничего греховного в использовании для учета граждан, для обеспечения безопасности человека и общества последних технических достижений, в том числе электронных средств, лишь развивающих уже привычные методы». В этом Обращении положительно оценивалась биометрия, а также участие людей в переписях населения. Почти такими же словами одобряется участие в переписях и в новом документе, это одобрение заканчивается выводом, что «с давних времен власть проводила переписи населения, выдавала документы, удостоверяющие личность». Не случайно и изменение названия документа. Если сначала было предложено название – «О позиции Церкви в связи с появлением и перспективами развития новых технологий идентификации личности», то теперь – «О позиции Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных». Второе наименование в отличие от первого носит успокоительный характер, дает понять, что нет никаких новых, нетрадиционных технологий, а есть лишь развитие ранее существующих. Но в чём же тогда авторы документа видят главную опасность электронной идентификации? И в Синодальном Обращении 2005 года к главам стран СНГ и Балтии, и в новом документе несколько разными словами говорится одно и то же: «Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия» (из нового документа). Для сравнения – цитата из Обращения Синода 2005 года: «Это создает угрозу правам и свободе личности, делает возможным тотальный контроль за жизнью человека…». Мы видим, что церковная власть озабочена одной проблемой, а именно – угрозой тотального контроля, при котором ущемляются права человека, сужается свобода его действий, а в конечном итоге тотальный контроль оборачивается управлением человеком посредством электронных технологий идентификации личности.

 

Таким образом, можно констатировать, что официальная церковная позиция такова: нет греха и духовной опасности в самом факте принятия и использования идентификационных номеров, глобалистских документов, электронных карт и даже меток на тело, но есть опасность, не выходящая за рамки земного существования, опасность нарушения, вплоть до уничтожения, естественных прав человека (тотальный контроль), а в перспективе – опасность идеологического давления на сознание людей с целью принуждения их к принятию антихристианской идеологии. Лишь в этом случае, по мнению наших архипастырей, наступит время исповедничества, о котором говорится в 13 и 14 главах Откровения св. Иоанна Богослова.

 

Поэтому совсем не случайно, а закономерно в пятом пункте документа присутствует такая фраза: «Церковь считает недопустимым принудительное нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток, имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело человека». То есть добровольное нанесение вполне допустимо. И это не может быть оговоркой, так как в основании такого подхода – мысль о том, что «никакой внешний знак душе не повредит». То, что эти слова (о недопустимости принудительного нанесения) не техническая ошибка,  подтвердил и протоиерей Всеволод Чаплин в прямом эфире радиостанции «Радонеж» 18 февраля 2013 года, разъясняя смысл этого предложения. Он сказал, что некоторые люди сами хотят всё это принять, и  поэтому в документе говорится о недопустимости лишь принудительного вживления микрочипов. (Разумеется, такая точка зрения может базироваться лишь на том, что согласие на микрочип или метку на тело не ведет к окончательной погибели души человека, поэтому и нечего бить тревогу.) Отец Всеволод пояснял, что в будущем, после того как многие или большинство примут электронные карты или микрочипы, может возникнуть возможность мировоззренческого давления на человека, например, всех станут принуждать к одобрению гомосексуализма и однополых браков, а в обществе электронного контроля трудно будет уклониться от такого принуждения. Иными словами, нет ничего страшного, если человек согласится на принятие электронной карты или на вживление микрочипа (примет апокалиптическое начертание на тело), но опасность состоит в том, что если в будущем он откажется принять антихристианскую идеологию, он сразу же будет отключен от материальных источников существования (например, будет «обнулён» его электронный кошелек), «выброшен на обочину жизни». В этом и заключается главная духовная опасность, по мнению авторов документа.  

 

Это подтверждается и третьим абзацем пятого пункта, который содержит, с некоторыми оговорками, фактическое благословение на принятие и использование любых средств электронного учета: «Согласие граждан на использование средств электронного учета должно сопровождаться обязательным разъяснением всех последствий принимаемого решения. Гражданам, желающим использовать эти средства, необходимо гарантировать доступ к информации о содержании электронных записей, равно как и возможность изменять содержание данных записей или удалять их в тех случаях, когда иное не предусмотрено установленными законом требованиями общественной безопасности. Следует гарантировать и, если необходимо, усилить ответственность за утечку или ненадлежащее использование персональных данных. Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца документа, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувство верующих».

 

Обратите внимание, какая трепетная забота проявляется о тех, кто пожелает принять и использовать «средства электронного учета». В воображении возникает картина, когда перед вживлением микрочипа человек проходит подробный инструктаж и получает бумагу с гарантийными обязательствами…

 

Последний абзац пятого пункта, напротив, очень краток, он обращен к тем, кто отказывается от средств электронной идентификации: «В случае принуждения граждан к принятию подобных средств и дискриминации, связанной с их непринятием, Собор предлагает этим людям обращаться в суд, а также информировать епархиальное священноначалие и, при необходимости, Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества». Такое «мудрое» предложение Собора выглядит как насмешка над всеми теми, кто не понаслышке знает о том, какие решения выносятся судами в подавляющем большинстве случаев.(Ни одного положительного решения на уровне городского суда!) К тому же многие люди просто не имеют физической возможности затевать судебные процессы, почти всегда обреченные на провал. («А судьи кто?..») Предложение архиереев к пастве «обращаться в суд» звучит как «надоели уже, идите-ка вы от нас … в суд!», но для проформы они согласны, чтобы мы их информировали о своих мытарствах. Уже известны реальные плоды такого информирования: они нулевые. Люди, отзывающиеся принимать новые технологии, не ощущают никакой помощи от «епархиального священноначалия», наоборот,  в редкую  монастырскую гостиницу примут паломника без нового паспорта, не в каждый приход возьмут на работу человека без глобалистских документов, молодой человек без паспорта РФ не будет принят в семинарию.  Священники, не принимающие на свои храмы ИНН и ОГРН, запрещаются в служении или, в лучшем случае, отправляются за штат. В монастырях монахи обязываются иметь новые паспорта (с графой «личный код» и тремя шестерками в виде виньеток), подписывать согласие на сбор и обработку персональных данных и проходить медицинские осмотры для формирования на них подробного электронного досье… На фоне таких фактов все слова о недопустимости дискриминации по отношению к отказникам, о соблюдении наших конституционных прав, выглядят как лицемерная фальшь. К тому же, эти призывы к светской власти звучат уже давно, но, как известно, результат противоположный: построение системы электронного рабства выходит на новый виток, и с 2015 года планируется выдача в качестве основного документа, удостоверяющего личность гражданина РФ, электронной идентификационной карты с многофункциональным приложением и биометрией. Теперь уже ясно, что ситуация с УЭК была лишь пробным шаром, а инфраструктура готовилась сразу для ID-карт, принятие которых уже не будет добровольным. Отсрочка на десять лет для обладателей паспортов РФ (паспорта СССР 1974 года предполагается отменить сразу по принятии проекта закона с 2015 года) необходима для того, чтобы погасить возможный протест основной массы людей, которые, имея впереди десять лет спокойной жизни, навряд ли будут протестовать. А остальные, те, у которых старые паспорта или вообще никаких, будут с 2015 года поставлены вне закона… Этот прогноз осуществится, если будет принят новый Федеральный закон «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина РФ», проект которого уже наготове.

 

Призывы к властям со стороны церковной власти о недопустимости дискриминации верующих, отказывающихся входить в новую систему, звучат  уже давно. Так, в Синодальном Обращении главам стран СНГ и Балтии говорилось: «Наконец – и это главное, – недопустимо, чтобы люди, по разным причинам отказывающиеся от участия в новой идентификационной системе, были оттеснены на обочину жизни, существенно поражены в правах, подвергнуты дискриминации при приеме на работу, распределении социальной помощи и так далее». Все эти благие призывы, озвученные 8 лет назад, так призывами и остались. Архиерейский Собор, прошедший в 2011 году, также постановил в 45 пункте итогового документа: «Люди, не принимающие их [электронных средств идентификации граждан], не должны подвергаться дискриминации, в том числе при получении медицинской помощи и социальных благ». Но хорошо известно, вся эта «дискриминация» никуда не делась, так почему же она должна исчезнуть после очередного воззвания? Система продолжает строиться, набирая обороты. Уже объявлено о начале выдачи загранпаспортов нового поколения с дактилоскопией. Чуть ли не повсеместно вводится система электронных турникетов, проходить через которые можно лишь по электронной карте. Зарплату принуждают получать исключительно по карте через банкоматы, а недовольных увольняют с работы. В Санкт-Петербурге бумажные проездные билеты для льготников заменяются с марта на электронные карты, а для несогласных остается одна альтернатива – оплачивать проезд в транспорте по полной стоимости даже детям из многодетных семей. Замороженный было проект «паспорт здоровья школьника» начинает внедряться в ряде санкт-петербургских школ. Без предъявления СНИЛС практически невозможно устроиться на официальную работу. И так далее, и тому подобное.

 

К великому сожалению, надо признать, что слово наших архипастырей не имеет сегодня духовной власти и силы по той причине, что они сами уклонились от истины, что проявляется и в их усилиях внедрить аналог системы в церковной организации для упрочения своей административной власти. Увы, они не хотят понять, что вся их внутрицерковная система, строящаяся по глобалистскому образцу, в одночасье будет переподчинена мировому владыке! И хотя они нам милостиво разрешают не принимать звериных начертаний, причина этому не духовная, а материальная: им самим не очень нравится строящаяся система, при которой «большой брат» будет наблюдать и за ними, за каждым их шагом, за тратами из их электронного кошелька.  Они понимают, что построение системы реально тормозится лишь за счет людей, отказывающихся в нее входить. Но они не видят никакого греха, равнозначного отречению от Христа, в принятии и использовании электронных технологий идентификации личности (ведь это так удобно!), не хотят признать того, что построение всемирной электронной диктатуры – это и есть построение антихристова царства, активная подготовка к воцарению сына погибели. Ведь признать это – значит признать и греховность вхождения в эту систему! Поэтому они снисходят к нашим «заблуждениям» и даже готовы замолвить за нас словечко перед сильными мира сего…    

 

Документ, принятый ими на последнем Архиерейском Соборе, начинается с еретического утверждения, что «никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры». С точки зрения богословской – это гностическая ересь. Именно гностики принципиально разделяли внешнее и внутреннее, придерживаясь идей гностического дуализма. Они считали тело ничем, а дух – всем. Они не верили в то, что языческие боги суть бесы (точно так же современные гностики не верят в то, что дух антихриста действует в мире, и именно он принуждает людей принимать цифровые антиимена). Древние гностики считали, что для спасения души не имеет никакого значения – есть или не есть идоложертвенное, приносить или не приносить жертву идолам, так как внешние действия никак не влияют на благочестие и посвящение ума Божественному. (Можно было бы спросить нынешних гностиков: вредит или не вредит духовному здоровью христианина, если он будет носить в ухе серёжку в виде креста? Или будет носить на себе фашистскую свастику? Или делать татуировки на своем теле? А может быть, необязательно и священникам совершать богослужения в священнических облачениях? А может быть, и таинства Церкви не обязательны для нашего спасения, ведь это всё внешнее, а главное – «иметь веру в душе»?.. А ведь именно до таких выводов договариваются современные гностики.) И хотя во 2 веке гностических учений было великое множество, все они основывались на дуалистическом мировоззрении. Гностицизм разлагал саму сущность христианской веры. Христианство подменялось философией, в которой спасало не Слово, ставшее плотью, не Богочеловек Иисус Христос, принявший на Себя Искупительный подвиг, а некое таинственное «знание», некая космологическая схема, в которой «духовное» должно постепенно освободиться от плена материального. Но при этом гностицизм выдавал себя за развитие или истолкование церковного вероучения, заявлял о вере во Христа как в Бога и Спасителя. На самом деле, образ Христа подменялся другим, искаженным образом, а Предание Церкви смешивалось с вымыслом. Не то же самое происходит и сейчас? Гностические системы всегда дают удобные (комфортные) ответы на сокровенные и самые важные вопросы нашего бытия, льстят человеческой грехопадшести, чрезвычайно «облегчая» путь ко спасению. Такой современный гностик, как профессор А.И.Осипов, договорился уже до того, что спасаться можно и вне Церкви, и таинство Крещения не обязательно. Другой гностик – протодиакон Кураев – ратует за перенос ради удобства и приятности праздника Рождества Христова (а заодно и Обрезания, и Сретения Господня) и совмещения его с гражданским новым годом (ведь для гностиков – всё это внешнее, условное, не имеющее значения для спасения души!). Современные гностики совершенно закономерно не видят греха и в принятии и использовании цифровых антиимен, даже если им доказать, кто является инициатором их выдачи, так как согласно гностическому мировоззрению, внешнее внутреннему повредить не может!   

 

Наше время – это время торжества гностицизма. Так, экуменическое движение с его поиском синкретической религии, вмещающей в себя все религиозные системы, – это также следствие отравления ядом гностического мировоззрения. Не случайно и старец Паисий Афонский называл пастырей, внушающих пастве ложь о безвредности принятия электронных документов, «современными гностиками» и говорил, что они «пеленают своих чад как духовных младенцев». Утверждение, что «никакой внешний знак не повредит духовному здоровью человека, если не становится следствием сознательного отречения от Христа» является ложью, во-первых, потому, что в ситуации с электронными идентификаторами личности речь идет не о «внешних знаках»  «самих по себе», а о произвольном согласии человека на их принятие и использование, о выборе самого человека! Во-вторых, ложью является мысль о погибельности лишь сознательного отречения от Христа. Эту ересь активно насаждает профессор Осипов (даже возникает подозрение, не он ли является автором данного лжебогословского тезиса?), он пишет, что «никто и ничто не может погубить человека без сознательного отвержения им Христа и сознательного принятия другого за Спасителя мира». По Осипову (и, как видно, по принятому Архиерейским Собором документу), если человек уверует в антихриста как в Мессию и примет электронный документ с такой верой, только тогда это послужит к его погибели. Если же человек примет электронный документ, даже осознавая, ОТ КОГО он этот документ берет, но в душе презирая антихриста и продолжая верить только во Христа, то это не есть отречение от Бога. Точно такой же логики придерживались в первые века христианства зараженные гностическими мудрованиями христиане, когда из страха мучений поклонялись идолам, оправдывая себя тем, что в душе они от Бога не отрекаются и идолов презирают. Но Церковь не приняла таких оправданий и вменила поклонение идолам (и даже видимость поклонения) за отречение от Христа, ибо для погибели человеческой души от человека требуется в первую очередь совершение им пусть и неосознанного, но самостоятельного выбора. Что же касается сознательности выбора, то Сам Господь предупреждает нас в Святом Евангелии: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24, 4), «ибо восстанут лжехристы и лжепророки…, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24). Прельщение – это главное орудие диавола как клеветника и отца лжи, уж он-то прекрасно знает, что душу человека способна погубить одна ложная мысль! Главная погибельная ложь документа, принятого Архиерейским Собором и проповедуемая в нашей Церкви с 2000 года (ложь, которую можно приравнять к новой эсхатологической ереси, уходящей своими корнями в гностицизм и отражающей идеологию имяборчества!) заключается в том, что принятие цифровых антиимен и глобалистских документов не вредит душе человека и вполне согласуется с христианской верой. В Апокалипсисе ничего не говорится о сознательном отречении от Христа, зато говорится о принятии большинством «внешнего знака» – звериного начертания ради возможности купли-продажи, что вменяется Богом в отречение от Него и переходом под власть сына погибели.

 

После Архиерейского Собора многие околоцерковные СМИ начали кампанию по расхваливанию нового церковного документа. Как тут не вспомнить слова святителя Игнатия (Брянчанинова): «Когда мир услышит слово Божие, провозглашаемое по стихиям и в духе мира, т. е. когда он услышит учение свое, прикрытое личиной учения Божия, тогда он превозносит его похвалами. Когда же он ощутит в слове присутствие иного Духа, действующего разрушительно на владычество мира, тогда он заражается ненавистью к слову, установляет гонение на произнесшего слово. Очень опасно приобретать познания не во Христе, а развивая свое собственное падшее естество, пребывая по духу в общении с миром. Действуя в области последнего способа, люди непременно заражаются враждой к Святому Духу, как заразилось этой враждой Иудейское духовенство, в чем и обличено оно первомучеником Стефаном (Деян. 7, 51). Эти ученые по букве не нашли слов, чтобы противопоставить их словам Духа, которые произносил Стефан, и потому возгорелись к сосуду Духа завистью и ненавистью. На слова они отвечали камнями; на преподание истины возразили убийством. Слово Божие всегда было гонимо миром; гонение от мира всегда было свидетельством учения, исходящего от Бога».

 

Те, кто сегодня поет «осанну» новому документу, стараются подчеркнуть, что в нем говорится о людях, отказывающихся от новой идентификационной системы «по тем или иным причинам, в том числе религиозно мотивированным». Но в документе отсутствует объяснение этих религиозных причин. Зато уже в следующем абзаце говорится, что «в задачи Церкви не входит подробный анализ причин отказа каждой конкретной группы людей от каждого конкретного технологического новшества». То есть, архипастыри Церкви отказываются даже вникать: а что же движет их паствой, согласной терпеть разнообразные лишения и ущемления, но не входить в строящийся электронный рай? Возникает ощущение, что слова о «религиозно мотивированных» причинах отказа от вхождения в систему  были в последний момент вставлены в текст документа под нажимом некоторых лиц, которые теперь громко восхищаются документом. Эти лица настаивали именно на включении пункта о религиозных причинах отказа, а не о греховности принятия новых технологий идентификации личности, как призывала в своём Обращении к Собору братия Почаевской Лавры во главе с митрополитом Почаевским Владимиром и многие тысячи богобоязненных христиан Украины и России. В результате, эти слова в контексте всего документа выглядят чужеродно и противоречиво, их можно понимать так: хотя некоторые люди и выдвигают религиозно мотивированные причины, это их личное дело, так как мы, владыки, с этими причинами не согласны и даже не хотим в них вникать, ибо ничто внешнее не вредит внутреннему. И совершенно логично в конце документа (в предпоследнем абзаце) в лучших католических традициях клерикализма нам дается понять, что правом на непогрешимость суждений обладают только они, Архиерейский Собор или Синод, мы же должны помалкивать и находиться в безоговорочном послушании их решениям: «…Архиерейский Собор напоминает, о неприемлемости ситуации, когда отдельные миряне, а порой и клирики восхищают право от лица Церкви выносить определения о совместимости или несовместимости того или иного явления с верой Христовой и христианским образом жизни. Такое право принадлежит Собору или Синоду…». Грозным предупреждением веет от этих слов. Как это напоминает ту ситуацию, когда первосвященники, книжники и фарисеи не могли оспорить слова Христа, даже и не пытались, они просто гнали Его. Точно так же во все времена истина преследуется ложью с помощью грубой силы, объявляется «вне закона». Наши архиереи сами не видят и нам запрещают видеть в происходящих событиях реализацию апокалиптических пророчеств, хотя дело уже дошло до вживления микрочипов под кожу человека (с этого года в США микрочипы будут вживляться всем подряд якобы в медицинских целях). Уже появился законопроект «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина РФ», согласно которому с 2015 года должна начаться выдача всем электронных идентификационных карт в качестве основного обязательного документа. Так что скоро никто не сможет ни купить, ни продать, кроме того, кто имеет «внешний знак» – ID-карту с начертанием, или именем зверя, или числом имени его.

 

А между тем, те самые лица, которые восхваляют новый документ и считают себя главными борцами с глобализацией и официальными переговорщиками от имени мирян с церковными чиновниками, начали заявлять, что электронные карты не так уж и опасны, так как информация с них может считываться с расстояния всего лишь одного метра; а кто, дескать, заявляет, что с помощью космических спутников можно выслеживать в режиме реального времени местонахождение обладателя карты или чипа в теле, тот – маргинал и чуть ли не сектант. Такое заявление сделал В.П.Филимонов в своей радиопередаче 23.02. 13 г. (см. на сайте not-inn). Но вот в книге того же  В.П.Филимонова «Человек должен оставаться человеком» с убедительностью доказывается противоположное. На странице 282 говорится о том, что американская спутниковая система (российская ГЛОНАСС – аналог американской GPS) «позволяет определять местоположение любых объектов с точностью до нескольких сантиметров на поверхности земли и на глубине до нескольких метров под землей. Таким же образом может постоянно отслеживаться навигационными спутниками и человек с вживленным идентификационным микрочипом». И на следующих страницах книги это утверждение подтверждается конкретными примерами. То же самое говорил и специалист в этой области К.Сивков в своем интервью Накануне.RU: «Сами карты созданы на основе чипов, проблема этих чипов в том, что можно дистанционно несанкционированно снять данные об этом человеке. Вопрос в том, с какого расстояния это делать – чисто технический… В принципе это возможно делать хоть из космоса. Вторая проблема заключается в том, что карта позволит определить местонахождение любого человека…» («Православный воин» 29 марта 2011 года). Когда кто-либо говорит правду, а потом отрекается от нее, это свидетельствует о том, что человек встал на предательский путь. Так, в свое время архимандрит Тихон (Шевкунов) чуть ли не первый забил тревогу о наличие числа 666 в штрих-кодах стандарта EAN-13, но через некоторое время он кардинально изменил свое мнение и стал одним из самых активных организаторов VII Пленума Богословской комиссии, постановившей, что нет греха в принятии ИНН. Также и нынешние составители хвалебных отзывов о новом документе перед самым Архиерейским собором заявляли: «Самое опасное – это пойти по пути Пленума Синодальной Богословской комиссии 2001 года» (газета «Православный Крест» №3 (75) от 1 февраля 2013 г., с. 2). Но теперь, после того, как «самое опасное» произошло, и Архиерейским собором была утверждена «позиция Церкви» как раз в духе решений той самой Богословской комиссии, официальные борцы с глобализацией «забыли» про свои опасения и преспокойно нахваливают новый документ. Но, впрочем, не будем удивляться подобным метаморфозам, ибо отступление от Бога – апостасия, замешанная на человеческом лукавстве и приспособленчестве, на конформизме и плотском мудровании, как раковая опухоль распространяет своё владычество, втягивая многих и многих в свою орбиту. Если мы сегодня согласимся с такой «позицией Церкви», то мы также пополним ряды отступников, ибо мы согласимся с тем, что нет греха в принятии цифровых антиимен, глобалистских документов, электронных карт и микрочипов. Одним словом, согласимся с тем, что нет греха в принятии звериных начертаний. Это наше согласие покупается мнимым заступничеством за нас церковных чиновников перед светскими властями. Поддерживая новый церковный документ, мы между земным и небесным выбираем земное, принося в жертву истину!

 

С каждым днем всё сильнее ощущается дыхание приближающегося антихриста. Это дыхание проявляется и в потрясающей готовности людей принимать ложь за истину, в желании быть обманутыми. (Как здесь не вспомнить «легенду о Великом инквизиторе» из романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы».) Как писал св. Апостол Павел, «в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1 Тим. 4, 1). Эти «учения бесовские» во все времена насаждались падшими духами в церковной среде с целью погубления человеческих душ. Святитель Игнатий писал об этом так: «Страшное оружие в руках у духов – ересь! Они погубили посредством ереси целые народы, похитив у них, незаметно для них, христианство богохульным учением, украсив смертоносное учение наименованием очищенного, истинного, восстановленного христианства…  Если святые мужи, проводившие жизнь в исключительной заботе о спасении, не могли вдруг понять богохульства прикрытого личиною; что сказать о тех, которые проводят жизнь в житейских попечениях, имеют о вере понятие недостаточное, самое недостаточное? Как узнать им смертоносную ересь, когда она предстанет им разукрашенною в личину мудрости, праведности и святости?» В своей статье «О православии» святитель Игнатий перечисляет все анафематизмы, провозглашаемые Церковью в неделю Торжества Православия. Последний анафематизм направлен против тех, кто отвергает соборы святых Отцов и их предания, согласующие Божественному откровению, благочестно хранимые Православно-кафолическою Церковью. Не попадают ли сегодня под этот анафематизм все те, кто отвергает или извращает эсхатологическое учение Церкви, проповедуя духовную безопасность принятия числа вместо имени вплоть до добровольного нанесения его на тело человека?  

       

«Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи, – пишет святитель Игнатий. – Пребыть верными учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет, и постоянно будет отвергать все учения, придуманные отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие в лоне Православной Восточной Церкви. Аминь».

                                               

***   ***   ***    

 

В связи с таким развитием событий многие православные начинают сомневаться: а можно или уже нельзя молиться в храмах Московского Патриархата и причащаться в них? Многие, указывая на апостасийные процессы в Церкви, покинули её и теперь соблазняют на этот шаг остальных. Но правы ли они в своей ревности? И спасителен ли их путь? Они убеждены сами и убеждают других в том, что благодати в Церкви уже нет, и что мы причащаемся из одной чаши с отступниками и кривоверами.

 

В книге «Моя жизнь со старцем Иосифом» (издательство Ахтырского Свято-Троицкого монастыря, 2012 г.), написанной старцем Ефремом Филофейским о великом афонском подвижнике 20 века Иосифе-исихасте, в восемнадцатой главе рассказывается о том, что старец Иосиф со своими учениками много лет относился к умеренным зилотам, но после 1950 года разорвал общение с ними. Случилось это после выхода нового окружного послания, подписанного четырьмя старостильными епископами, в котором заявлялось о раскольническом характере и безблагодатности таинств Греческой Церкви, принявший так называемый «ново-юлианский календарь».  Старец Иосиф затворился в своей келье и три дня строго постился и усиленно молился со слезами. После молитвы ему было видение. Он вышел к ученикам и сказал: «Елицы вернии! Извещение таково: мы присоединяемся к монастырям. Такова истина. Зилоты – в прелести!» Один из учеников вскричал: «Я не буду поминать Патриарха! Он еретик!» (Речь шла о Константинопольском Патриархе, известном своими экуменическими контактами.)  На это Старец сказал: «Отец Арсений, вот эта дорога ведет туда, а эта – сюда. Выбирай любую: или подчиняйся, или уходи. Иначе не получится. Я поступлю, как сказал». Старец сказал, что таков путь Божий, и что старостильники сошли с этого пути, так как осуждают таинства как не имеющие благодати, и всех отправляют в ад.

 

Точно так же смотрел на эту проблему и Старец Паисий Афонский. В своем письме отцу Харалампию (Василопулосу) он писал: «…Надеюсь на понимание того, что мои писания не что иное, как глубокая скорбь за тот курс и ту мирскую привязанность, которым следует отец наш Афинагор. Он, как видно, полюбил иную жену, эффектную, имя которой Церковь Папская, поскольку православная Матерь наша не производит на него никакого впечатления, будучи весьма скромна». Старец Паисий пишет о сторонниках унии, что «они умеют говорить о любви и единении, в то время как сами не имеют единства с Господом, так как не возлюбили Его». Но далее Старец пишет: «Также следует хорошо понимать, что наша Православная Церковь не имеет никакого недостатка. Единственное, в чем она может испытывать недостаток, это серьёзные иерархи и пастыри с отеческими принципами. Мало избранных, однако это не вызывает беспокойства. Церковь есть Церковь Христова, и Господь ею управляет. Она не храм, который строится из камня, песка и извести благочестивыми и разрушается огнем варваров, но Сам Христос, и тот, кто упадет на этот камень, разобьётся, а на Кого Он упадет, того раздавит (см. Мф. 21, 44).Господь, когда потребуется, явит святых Марков Эфесских и Григориев Палам, дабы они собрали всех впавших в соблазн братий наших, с тем чтобы те исповедали православную веру, укрепили традицию и доставили великое утешение Матери нашей.

    

Мы видим, что, к несчастью, многие верные чада нашей Святой Церкви, монашествующие и миряне, отпали от  Нее по вине сторонников унии. Я того мнения, что вовсе нехорошо отпадать от Церкви всякий раз, когда провинился патриарх, но внутри, оставаясь с Матерью Церковью, каждый имеет долг и обязанность выразить протест и бороться по силе своей.

    

А прекращать поминать патриарха, уходить в раскол, создавать свою собственную Церковь и продолжать выступать с оскорбляющими патриарха речами считаю неправильным.

    

Если мы из-за того или иного проступка патриархов станем разделяться и устраивать (Боже упаси) свои собственные Церкви, мы превзойдем даже протестантов» (цит. по книге «Старец Паисий Святогорец. Письма; Руководство к молитве; Духовное завещание», изд. Сретенского монастыря, 2011 г., с.20).

 

Нынешние «ревнители выхода из МП», доказывая свою правоту, любят ссылаться на 15-е правило Двукратного Собора, на вторую его часть, ибо из первой части вытекает, что пока Патриарх не осужден соборно, мы обязаны его поминать.  Во второй части говорится, что «отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Святыми Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде Соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным». Следует обратить внимание на то, что отделяться позволяется этим правилом лишь в случае, когда предстоятель всенародно проповедует не новую, а уже соборно осужденную ересь, навязывая её церковному народу в качестве вероучительной истины. Так, скажем, если бы Патриарх начал с амвона проповедовать ересь иконоборчества, арианства или монофизитства, или любую другую осужденную ересь, то любой епископ мог бы отделиться от него на законном основании. Преподобный Максим Исповедник, на которого любят ссылаться сторонники непоминания, отступил от общения с еретиками-монофилитами после того, как эта ересь была осуждена соборно Патриархом Иерусалимским Софронием. Причем преп. Максим не собрал вокруг себя какую-то новую церковь, как это делают раскольники, устраивающие самочинные сборища, а в 633 году перешел в юрисдикцию Церкви Иерусалимской и находился там под омофором святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского. Также и преп. Феодор Студит, живший во второй период иконоборчества, осуждал еретиков-иконоборцев и не вступал в общение с ними уже после осуждения их VII Вселенским Собором.

 

Сторонники непоминания постоянно указывают на экуменическую деятельность церковных властей. Но любые экуменические контакты представителей иерархии являются на сегодняшний день их личным грехом, так как в официальных церковных документах заявляется противоположное. Так, например, в итоговом документе Архиерейского Собора 2008 года (на котором был осужден владыка Диомид) в 36-м пункте говорится: «…наша Церковь не приемлет попыток «смешения вер», совместных молитвенных действий, искусственно соединяющих конфессиональные или религиозные традиции». Также и в документе под названием «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» есть абсолютно правильные слова о неприемлемости для Церкви относительности или равноистинности всех вероисповеданий, и о том, что Церковь призвана свидетельствовать о хранимой ею Истине и обличать заблуждения (п. 4, 3).

 

Но, разумеется, мы не можем не понимать, в какую сторону желает развернуть церковный корабль нынешняя церковная власть. Но до тех пор, пока она не внесет еретические изменения в богослужение или не начнет поминать за литургией папу римского, мы не разрываем общение с патриархом. То, что внутри церковной организации апостасийные процессы продолжают нарастать, нас не должно смущать и приводить в уныние. Нам необходимо правильно понимать природу Церкви, различая Церковь-организацию и Церковь-организм. Церковь как Тело Христово, как богочеловеческий организм свята и непорочна, она содержит в себе всю полноту Истины, это Царство не от мира сего. Но Церковь как организация, отражает в себе грехопадшесть этого мира, хотя без организации не может существовать и организм. Вот как на эту тему писал о. Сергий Мечёв (будущий священномученик) в своей книге «Тайны Богослужения»:

     

«Причиной многочисленных недоумений в нашей церковной жизни является смешение двух понятий: Церкви-организации и Церкви-организма. Церковь-организацию составляют крещеные люди. Но не все крещеные принадлежат Церкви-организму. Причем точно мы не можем сказать о ныне живущих людях, кто из них в действительности принадлежит организму…  Конечно, есть и еретики, которые представляют собой омертвевшие, отторгнутые от Тела, чуждые ему ткани, но присоединенные чисто механически к живым. Высшая степень омертвения – это непризнание самого Тела, отрицание его существования, неподчинение его Главе…  Ясно, что омертвевшие ткани могут захватывать любые части организма. Не понимая этих простых взаимоотношений, невозможно объяснить лжесоборы, наличие в церковной ограде лжепастырей, общего охлаждения веры среди членов Церкви…  Конечно, церковная организация уязвима для мирских воздействий. Она проявляет тенденцию идти в ногу с миром сим. Она периодически охватывается болезнями, но не может умереть, так как в ней находится Церковь-организм, как огонь в раскаленном железе, по сравнению Новоселова. Возможно только отчуждение омертвевших тканей, в которые организм уже не может вдохнуть жизнь. С течением времени и развитием мира совершенствуются и углубляются болезни и все больше становится омертвевших и больных тканей вокруг живых клеток. И не нужно пугаться этих процессов, важно помнить слова Спасителя о Церкви, что «врата ада не одолеют Её»

 

Таким образом, мы видим, что о Церкви нельзя мыслить по законам чисто формальной логики, нельзя применять механистический подход, ибо природа Её имеет органический характер. Из священной истории мы знаем, что Ветхозаветная Церковь была живой и действенной до момента смерти Богочеловека на Кресте, когда видимым образом произошло раздрание церковной завесы. В Ветхозаветной Церкви совершались жертвоприношения, принимаемые Богом, несмотря на апостасийное состояние священства. В наше время всё повторяется на новом витке: если Ветхозаветный Синедрион, ослепленный завистью, невежеством и злобой, приговорил Спасителя к крестной смерти, а книжники и фарисеи заставили народ кричать «распни Его!», то современные «первосвященники, книжники и фарисеи», заявляя о безгрешности принятия личных кодов и электронных документов, фактически готовят народ к принятию сына погибели. Но не стоит этому ужасаться, ибо сему надлежит быть.

 

Замечательный архипастырь-исповедник, духоносный старец-молитвенник, епископ Ковровский Афанасий (Сахаров), проживая после тридцатилетнего заключения в Тутаеве Ярославской области, писал в своем письме в 1955 году:

   

«Мне кажется, что Вы всё еще не совсем решили вопрос о хождении в храм. Я же без всякого колебания решил этот вопрос для себя. Я вспоминаю пример Самого Христа Спасителя, который пришел, чтобы упразднить ветхозаветное прообразовательное богослужение. И однако, Он во всю свою жизнь до последнего момента принимал участие в богослужении, совершавшемся иудейскими священниками, несмотря на то, что самих священников Он грозно обличал. А святые Апостолы, уже после того, как было окончательно установлено христианское богослужение, долгое время, по-видимому, до самого разрушения храма Иерусалимского в 70-м году по Р. Х., продолжали ходить в храм, участвовали в отмененном уже ветхозаветном богослужении, склоняли свои главы, когда первосвященники или священники преподавали им благословение Именем Божиим.

    

Церковь Христова свята и непорочна. Но до второго пришествия только одна половина Её чад – члены Церкви небесной – не могут грешить. Другая половина Её, Церковь воинствующая на земле, ища спасения грешников, не изгоняет их из своей среды. В Церкви земной Божественная благодать изливается на всех чад Ее, хранящих общение с Нею и со Христом, – только через своего полномочного духовника, при условии, если последний находится в общении с правомочным епископом, который, в свою очередь, находится в общении с Первоиерархом, признаваемым в качестве такового всеми Первоиерархами всех других автокефальных Церквей, составляющих в своей совокупности Единую Вселенскую Церковь. Кроме этой иерархической цепи нет и не может быть иного пути для благодатного единения с Церковью Вселенской и со Христом. Даже великие пустынники, многие десятки лет проводившие в полном одиночестве, всегда мыслили себя держащимися этой благодатной иерархической цепи и при первой же возможности спешили принять Святые Тайны, освящаемые благодатными служителями Церкви. А в Церкви Христовой благодать изливается, и освящение и спасение совершается не священнослужителями, а самою Церковью через священнослужителей. Священнослужители не творцы благодати, они только раздаятели её, как бы каналы, по которым изливается на верных Божественная Благодать   и помимо которых нельзя получить Божественной Благодати.

  

И иерархи и священнослужители поставляются из обыкновенных смертных, грешных людей, – на земле нет святых. Священнослужители, даже ведущие зазорный образ жизни, продолжают оставаться действенными раздаятелями благодати до тех пор, пока законной церковной властью не будут лишены дарованных им в таинстве священства благодатных полномочий раздавать Божественную Благодать и возносить к Престолу Божию молитвы верных. За недостойных священнослужителей Господь посылает Ангела Своего совершать Святые Таинства. Таинства, совершаемые недостойными священнослужителями, бывают в суд и осуждение священнослужителям, но в благодатное освящение с верою приемлющим их. Только одно обстоятельство – если священнослужитель начинает открыто, всенародно, с церковного амвона проповедовать ересь, уже осужденную отцами на Вселенских Соборах, – не только дает право, но обязует каждого и клирика и мирянина, не дожидаясь Соборного суда, прервать всякое общение с таким проповедником, какой бы высокий пост в церковной иерархии он не занимал.

    

Из церковной истории мы знаем много случаев, когда недостойные лица занимали высокие посты, когда Патриархи были ересиархами. Но и Соборы Вселенские, собравшиеся для суждения и осуждения новой ереси, до самого последнего момента посылали им и в первый, и во второй, и в третий раз приглашение прибыть на Собор, именуют их «боголюбезнейшими епископами». И только тогда, когда и на третье приглашение приглашаемые отказались явиться, Собор провозглашает им анафему, – и только с этого момента они лишаются благодати, и таинства, совершенные ими, становятся безблагодатными.

   

Посмотрите, например, историю Константинопольских Патриархов в XVII веке. Патриархов назначали турецкие султаны и ставили на патриаршество того, кто больше сделает взнос в султанскую казну. Некоторые Патриархи занимали патриаршую кафедру по году, по несколько месяцев, по несколько дней. Тут бывали тайные иезуиты, бывали сочувствующие протестанству. Султан смещал одного патриарха, потому что другой обещал больше внести в султанскую казну. Как быстры и неожиданны были смены Патриархов, видно из того что с 1598 по 1654 г. сменилось 54 Патриарха. Какой соблазн был для верующих! А жизнь христиан-греков в то время была одним сплошным страданием. Но они не отделялись от своих пастырей и архипастырей, не уклонялись от посещения храмов, где возносились имена Патриархов, назначенных султаном-мусульманином. А среди Патриархов этого времени был и святой Афанасий Пателарий, три раза с уплатой соответствующего взноса в казну вступавший на константинопольскую кафедру, и потом в России, в Лубнах, скончавшийся и причтенный к лику святых.

  

А каким соблазном для православных русских людей был Петровский сподвижник, первенствующий член Синода, архиепископ Феофан Прокопович, бражник, развратник. Может быть, его соблазнительное поведение толкнуло иных ревнителей в раскол. Но не раскольники, а те, которые молились в храмах, где возносилось имя Феофана, оставались в Православной Церкви и получили благодать и освящение.

    

Много соблазнительного и в наши дни. Но несмотря на всякие соблазны, у нас нет никакого законного права уклоняться от общения со священнослужителями, состоящими в канонической зависимости от Патриарха Алексия (Симанского).  (…)

    

Все то, что в деятельности Патриарха и Патриархии смущает и соблазняет ревностных ревнителей, – всё это остается на совести Патриарха, и он за это даст отчет Господу. А из-за смущающего и соблазняющего, что иногда может быть совсем не таким, каким нам кажется, – только из-за этого лишать себя благодати Святых Таинств – страшно». (Цит. по книге «Акты святейшего Тихона патриарха Московского и всея Руси» М. 1994 г., изд. Православного Свято-Тихоновского Богословского Института, стр. 790-792)

 

Итак, Церковь есть живой организм. 3-я глава Апокалипсиса начинается с послания Сардийской церкви, в которой Господь осуждает дела этой церкви страшными словами: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Ап.3, 1). Но далее, после призыва покаяться, Господь говорит: «Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны» (Ап. 3, 4). То есть мы видим, что даже в Сардийской церкви Господь дает возможность спасаться желающим спастись! «К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше, которого мы понять не можем, – писал в свое время святитель Игнатий (Брянчанинов). – Старец Исаия говорил мне: «Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись». Сколько могу понять: не предвижу, по духу времени и вообще по нравственности всего народа, чтоб могло быть восстановление Церкви в древней красоте ее, также, как и монашества» (из письма 548).

 

«Как у Господа Иисуса Христа не может быть несколько тел, так у Него не может быть и несколько Церквей, писал преп. Иустин (Попович), – отсюда: разделение, раздел Церкви есть явление онтологически по существу – невозможное. Разделение Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут только отпадения от Церкви: так нежелающие приносить плоды ветви засохшими отпадают от вечноживой Богочеловеческой лозы – Господа Иисуса Христа. От единой и неделимой Церкви в разные времена отпадали еретики и раскольники, этим отделением они перестали быть членами Богочеловеческого Тела Церкви. Так, сначала отпали гностики, затем ариане, а за ними духоборцы, монофизиты, иконоборцы, католики (включая будущих протестантов), униаты… – словом, все члены еретическо-раскольнического легиона».

 

Сегодня мы видим, как враг рода человеческого пытается оторвать от Церкви всех неравнодушных людей. Те, кто заглатывают его наживку, оказываются в сектантском сообществе, незаконно образованном и безблагодатном. (К таким самочинным сборищам относятся, например, община под руководством лжемитрополита Корнилия или лжеархиепископа Сергия из Псковской области, а также многие другие образования.) Надо сказать, что такими «ревнителями», ратующими за выход из МП, движет в первую очередь обыкновенная человеческая гордость, чувство собственной исключительности и кровяная разгоряченность. Не случайно, что все эти лжецеркви буквально кишат разнообразными ересями и создают себе  новые культы лжесвятых. Но в таких самочинных сборищах не может быть спасения! Очень страшно отпасть от Церкви и ее таинств. Что же касается излюбленного довода «ревнителей выхода из МП», что мы, дескать, причащаемся из одной чаши с еретиками и отступниками, то необходимо сказать, что, во-первых, мы не имеем права выносить окончательный суд кому бы то ни было, а во-вторых, святую чашу не способны осквернить еретики и отступники по причине того, что они сами отпадают от Церкви и причащаются в суд и во осуждение самим себе.

 

Сегодня самым главным для нас должно быть стремление самим не отпасть от вечноживого древа Православия, самим не превратиться в засохшую ветвь. В отношении происходящих событий каждый должен определиться, свершить свой выбор, решиться на одно из двух: либо он принимает глобальное цифровое рабство и власть нового владыки, либо отказывается вступать в него, пусть и ценой всевозможных лишений, а в перспективе, может быть, и мученичества. Ибо все мы живем в годину искушения, которая пришла на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле (Ап. 3, 10). Этому последнему испытанию подвергаются все без исключения человеческие души, и от того, устоим мы или нет в верности Господу, зависит наша окончательная судьба в вечности.

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 150 лет назад писал о состоянии Церкви в его время, но думается, что ещё в большей степени эти слова относятся ко времени нашему: «Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел своих. Тяжело видеть, кому вверены или кому попались в руки овцы Христовы, кому представлено их руководство… Но это – попущение Божие. Сущие во Иудеи да бежат в горы», «В религиозном отношении наше время – очень трудно: разнообразное отступничество от православной веры приняло обширный размер и начало действовать с необыкновенною энергиею и свободою. Это предсказано Словом Божиим…  Нам должно обращать взоры ума на себя и умолять Господа, чтобы Он сохранил нас в верности Православной Церкви, открыл нам всесвятую волю Свою и непреткновенный путь к Себе, источнику истинной жизни и спасения».

 

Не дай нам, Господи, убоятися страха диавольского паче страха Божия и отступити от Тебя и Церкви Твоей Святой!  

 

Да поможет всем нам милосердный Господь идти к Нему прямыми стезями, сохраняя в чистоте нашу Православную веру!

 

В.Д.Балашов, Е.М.Балашова    


Скачать в формате Word [143 Kb] (cкачиваний: 44)

 

 



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий