Против карт » Публикации » Пляжный Освенцим


Пляжный Освенцим

  • [edit]Редактировать[/edit]
 (голосов: 0)

 

http://img12.itog.info/4/a/3/c/4/e7a6b6122df31030fd31fc2cc6c.jpg

 

 

Евгений Гайворонский


Заборы у моря были головной болью здесь и при Украине. Люди бунтовали, валили ограды, те возникали снова. Россия поначалу, ко всеобщей радости, начала заборы сносить. Но это был короткий приступ популизма: уже в 2016 море в Крыму стали снова огораживать. Да так, как раньше и не снилось – Южный берег Крыма местами превратился в концлагерь.

Жесть, которую вы видите на этих фото, начинается почти сразу за сияющей огнями Ялтинской набережной. Пройдите пару сотен метров по уничтоженному элитной застройкой Приморскому парку, еще метров триста вдоль чьих-то строящихся владений, где сторожа с собаками резкими окриками погонят вас в обход — и вот она, единственная пешеходная дорожка, ведущая вдоль моря в Ливадию.

 

Когда-то при Советах и в «лихие девяностые» здесь можно было свободно прогуливаться. Теперь это узкий коридор между чьим-то приватизированным морем с одной стороны – и чьими-то приватизированными парками с другой.

 

Здесь, в этой мрачной теснине между тюремными заборами, где опасно появляться в темное время суток и где редкие прохожие с опаской поглядывают друг на друга, вы в полной мере осознаете свое место в обществе. Здесь вы поймете, почему крымские чиновники открытым текстом советуют простолюдинам забыть о ЮБК и отдыхать на степных берегах Западного Крыма. И почему обслуга Южного берега, по их словам, не должна селиться ближе четвертой линии от моря.

 

Пляжный Освенцим
Пляжный Освенцим

Заметна любовь новых собственников к определенному типу забора – «Махон». Вообще, это так называемое охранное ограждение, выштамповки которого рассчитаны для крепления датчиков – он прогибается и хорошо вибрирует. На государственных дачах и прочих режимных объектах такие заборы ставят в качестве второй линии — после основного глухого пятиметрового забора (о нем ниже).

 

Но в Крыму его используют просто как забор. Видимо, потому что «Махон» отечественного производства и относительно дешев – в два-три раза дешевле обычной сварной решетки. Кроме того, при должной степени виктимности и стокгольмского синдрома в установке именно этого типа забора можно усмотреть даже заботу о плебеях: все-таки вид он не закрывает, и ветерок пропускает, давая возможность наслаждаться видом загорающих патрициев.

 

Пляжный Освенцим

Если раньше заборы ставили, чтобы брать деньги за проход на пляж, то теперь на многие пляжи не пройдешь и за плату. Теперь забор на ЮБК это граница между кастами: теми, у кого есть привилегия купаться, и у кого ее нет.

 

Пляжный Освенцим
Пляжный Освенцим

Пляжный Освенцим

Водный кодекс РФ? Законодательные гарантии общедоступности естественных водоемов? Нет, не слышали.


 

Пляжный Освенцим

Здесь же на заборе — не лишенное своеобразного остроумия определение "Туристы — это платежеспособные паразиты", символизирующее отношение к курортникам со стороны ставшего уже нарицательным "крымского сервиса".


 

Пляжный Освенцим

Но заборами обносят не только пляжную зону. Вот участок набережной в центре Ялты, там, где ялтинский порт. Это самый-самый центр, начало променада. Может быть забор поставили в качестве прелюдии к тому, что ждет гуляющих на другой стороне набережной?


 

Пляжный Освенцим

А вот — знаменитый ялтинский автовокзал, куда прибывают все троллейбусы и автобусы. Не узнаете? Думаете, это зоопарк? Мы тоже сначала не узнали, но это он, вокзал. Обратите внимание — излюбленным "Махоном" обнесен перрон, к которому прибывают автобусы. Садящиеся и сходящие пассажиры оказываются в узкой клетке с

контролируемым выходом. Зачем?


 

Пляжный Освенцим

По словам директор ГаУП РК Крымавтотранс Игоря Коробчука, появившиеся на крупных автовокзалах заборы — временные, с их помощью предприятие проанализирует людские потоки. Затем размещение заборов хотят скорректировать для удобства людей. В "Крымавтотрансе" заверяют, что доступ ко всем объектам на автостанциях останется свободным.


"Появление заборов это мера транспортной безопасности, — сказал "Примечаниям" директор ГУП РК Крымавтотранс Игорь Коробчук. — На территории всей России уже давно очень серьёзно занимаются этим вопросом. У нас пока выполняется первый этап.

Предприятие вышло на уровень экономически стабильной, прибыльной работы. Поэтому заборы устанавливаются за собственные средства предприятия".


"Закрытой будет только транспортная зона, откуда отправляются автобусы. Туда можно будет попасть только по билетам. Это позволит контролировать безбилетных пассажиров и "передачки", которые водители возят, не зная что в них." — обьясняет Игорь Коробчук.


Критику по поводу неэстетичного вида заборов и мнение, что эти ограды отпугнут туристов в "Крымавтотрансе" на свой счёт не берут.

 

Сами крымчане в большинстве эти новшества воспринимают негативно. Растущие повсеместно заборы, появившиеся теперь и на автовокзалах огорчают людей. Можно понять опасения по поводу "передачек", но как вам вот это?


 

Пляжный Освенцим

На этой фотографии, облетешей крымские соцсети и СМИ — невиданный доселе забор вокруг бывшей госдачи Андропова в южнобережном поселке Олива. Крымчане в шоке: большинство из них никогда не ездили по Рублевке, и не знают, что подобного рода заборы там обычное дело.

 

Правда, на Рублевке они не отгораживают вид на море, да и ездят по Рублево-Успенскому шоссе далеко не все. А вот на единственной трассе Севастополь-Ялта, которую любят именно за морские панорамы, открывающиеся из окон машин и пассажирских автобусов, это нонсенс.

 

Похоже, еще немного, и вся эта чудесная 80-километровая трасса построенная в 1972 году по проекту Гарина-Михайловского, превратится в такой же Освенцим, как пеший путь от Ялтинской набережной в Ливадию. Надо только продать в частную собственность прилегающие к трассе со стороны гор земли и поставить такие же стены слева. Правда, там заповедник, но кого в Крыму останавливают такие мелочи?

 

Виктор Ядуха, Евгений Гайворонский / Симеиз

 

https://primechaniya.ru/home/news/mart-2018/plyazhnyj-osvencim/

 

 

«Мы тоже хотим жить»

 

«Мы тоже хотим жить»

 

В нетронутом высотной застройкой южнобережном посёлке Симеиз — всего два общедоступных пляжа. Доступ на самый большой из них в очередной раз закрыли капитальным забором. Если его не уберут, часть посёлка просто вымрет: отдыхающим не нужно жильё без моря.


За доступность расположенного в центре Симеиза общего пляжа «Башмак» жители посёлка бьются уже 60 лет. Попытки отрезать его забором в интересах санатория «Симеиз» предпринимались ещё при СССР. Тогда местные собрали подписи, отправили активистку в Москву, там решили забор срезать и оставить побережье общедоступным.

Вернувшиеся 90-е

Борьба с новой силой разгорелась в украинский период. Ведь значение пляжа возросло – после распада Союза работать в поселке стало практически негде, люди стали выживать, сдавая жильё туристам. Жизнь большей части поселка стала зависеть от пляжа «Башмак». Ведь это единственный обустроенный пляж в центре Симеиза. Городской пляж возле скалы Дива вмещает мало людей, находится далеко за парком. Кроме того, он существенно пострадал при реорганизации набережной.

Жители Симеиза предполагают, что новейшие попытки капитально отрезать «Башмак» от посёлка связаны с интересами фирмы «Профессионал», которую связывают с девелопером Андреем Припутниковым, бизнес-партнером расстрелянного в 2013 году мэра Симеиза Кирилла Костенко, жена которого прославилась позже клипом «Мама люба давай».

Местные уверены, что квартиры в практически достроенной элитной 13-этажке продаются как «жильё с собственным закрытым пляжем», из-за чего под видом защиты интересов санатория «Симеиз» и соблюдения требований «антитерорристической безопасности» 27 марта 2018 года доступ на пляж преградил капитальный забор.


«Мы тоже хотим жить»

Это 13-этажное здание считают причиной закрытия пляжа


Кстати, дом «Профессионала» — это единственно многоэтажное здание Симеиза, но из-за рельефа его этажность не видна из поселка.


При Украине жители, бывало, ночами сами спиливали заборы и открывали вход на пляж. Либо добивались демонтажа забора от местных и республиканских властей. На одном из этапов этой борьбы они даже заставили поссовет построить на пляже общедоступный навес от солнца.


«Мы тоже хотим жить»
«Мы тоже хотим жить»
«Мы тоже хотим жить»

Ранее чиновники несколько раз показательно открывали пляж


После вхождения Крыма в состав РФ попытки отнять у посёлка пляж продолжились. Местная община обращалось к Аксёнову, тот распорядился забор убрать. Таких же решений благодаря обращениям к замминистра курортов и туризма РК Ольге Буровой добивались и от экс-мэра Ялты Ростенко. Помогала симеизцам убрать забор даже председатель комиссии Общественной палаты РФ Елена Сутормина.

И вот — новый забор.

«Что теперь делать людям?»

Понимая, что без доступа на пляж арендовать жилье в центре Симеиза станет неинтересно туристам, а значит, местное население останется без средств к существованию, жители посёлка предложили «Примечаниям» совершить прогулку по окрестностям и оценить масштаб бедствия. Мы услышали настоящий крик души.

«Здесь всю жизнь прожила моя бабушка, — рассказывает местная жительница Любовь Романова. — Я хожу на этот пляж с двух лет. Тут научились плавать я и мои дети. С советских времен тут не было никаких заборов. Получается, теперь мой ребенок не может даже пойти подышать свежим воздухом. Сюда приходят ловить рыбу пожилые симеизцы, им эта рыба помогает прожить на небольшую пенсию. Что теперь делать людям?»

«Мы тоже хотим жить»

Вот так вблизи выглядит пляж Башмак и его «лягушатник»

Говоря о достоинствах пляжа, симеизцы отмечают, что тут уникальный «лягушатник» для малышей, где дети могут безопасно купаться, даже если на остальной территории море немного штормит. Похвалив пляж, местные жители хором аргументируют, что для них доступность пляжа — вопрос выживания.

О серьёзности отношения к пляжу говорит тот факт, что в прошлые годы жители поселка самостоятельно оформляли на себя договора с МУП «Гурзуф» на уборку пляжа в летнее время.

«Сдача жилья тут единственный источник дохода, — поясняет местный житель Николай. — Все хотят привлечь в Крым туристов. Но тут всё по куску отбирается. Туристы почитают в Интернете статьи и откажутся ехать в Симеиз, потому что тут пляжей нет».

«Это единственный наш заработок. Санатории закрыты. Рабочих мест нет. Пенсии маленькие. Мы все живем только за счёт сдачи внаём и платим с этого налоги. Как мы будем жить и растить детей и внуков? Мы тоже хотим жить!» — восклицает общественница Ирина Нечаева.

«У нас есть на руках распоряжение Аксёнова открыть этот пляж, которое игнорирует [главный врач санатория «Симеиз» Михаил] Кобицкий, — продолжает Нечаева. — Также он игнорирует водный и земельный кодексы РФ. Мы требуем срезать калитку и открыть доступ на пляж!».

«Они ещё и внутри сделали заборы, специально сломали кувалдой лесенку на пляж с этой стороны, — жалуется Ольга Спасибуха. — Я здесь живу 53 года. Это дико — то, что сейчас. Было 9 санаториев, повсюду был свободный доступ. Раньше тут вообще был специальный парк, куда люди приходили дышать воздухом. Теперь это все загородили. Почему кругом теперь одни заборы?»

Симеизцы говорят, что уже направили жалобы главе территориального органа Игорю Дышлевому, главе администрации Ялты Елене Сотниковой, на горячую линию Аксёнова. Местные лидеры общественного мнения вообще видят в установке забора политическую провокацию.


«Мы тоже хотим жить»

Проход загораживает капитальный забор


«Мы представляем 850 человек местного населения, — пояснил «Примечаниям» председатель комиссии по землепользованию и экологии совета территориального общественного самоуправления (ТОС) Симеиза Сергей Гуременко. — Наш ТОС решил, что пляж был мунициапальным, муниципальным в составе Симеиза он и останется. Видимо, забор ставят из-за того, что наше обращение по этому поводу не успела рассмотреть мэр Ялты Сотникова».

«Нас поразило то, что мы решили провести на этом пляже субботник, убрать, подготовить к сезону, его тут же отгородили забором, — рассказывает Гуременко. — Мы вызвали полицию, они зафиксировали событие. Потом мы поехали к [руководителю территориального органа] Игорю Ивановичу Дышлевому. Он приехал, сказал приостановить строительство забора. Его не послушались. Закрывшие пляж люди не показывают документы, на основании которых действуют».

Полицейский блицкриг

Самое интересное началось после того, как корреспондент «Примечаний», прогулявшись и пообщавшись с местными жителями, собрался уезжать из Симеиза.

Дорогу с пляжа «Башмак» перегородил уазик с нарядом милиции. Сотрудник Гасанов в невежливой форме требовал пройти с ними и отдать свой телефон.

На разъяснения, что задерживать и опрашивать журналиста тот права не имеет, и кроме того, с ним вообще отказываются общаться на основании 51 статьи Конституции РФ, Гасанов не отреагировал. Только после того, как послышались крики «Оборотни в погонях, отпустите журналиста», нашему корреспонденту удалось покинуть окрестности пляжа «Башмак».


«Мы тоже хотим жить»

Произошедшее вызвало очень неприятные ощущения. Как будто в интересах стоящей тут элитной многоэтажки обычных людей стремятся запугать, задавить и лишить шанса бороться за свои права.

Глава поселка Игорь Дышлевой отказался комментировать ситуацию по телефону, предложив встретиться при посредничестве пресс-службы Ялтинской администрации. В администрации Ялты «Примечаниям» посоветовали обратиться в отдел по курортам и туризму, курирующий пляжи города, но дозвониться туда по городскому телефону не удалось.


Запрос с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг пляжа «Башмак» «Примечания» отправили в пресс-службу Совмина Крыма.


Евгений Гайворонский // Симеиз

 

https://primechaniya.ru/home/news/mart-2018/my-tozhe-hotim-zhit-chastnyj-sektor-simeiza-otrezali-ot-plyazha/

 

 


-----------------------------------------------------

 

          Поддержка сайта Protivkart.org

          Яндекс-деньги 410011074881635

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[/group]

Комментарии:

Оставить комментарий