Против карт » Публикации » Ювенальное правосудие на Сахалине: уникальный опыт, который никому не нужен

Ювенальное правосудие на Сахалине: уникальный опыт, который никому не нужен

 (голосов: 0)
Фото с места события из других источников. Юлия Курило. Автор фото: Пресс-служба областного судебного департамента
Увеличить

Ювенальное правосудие на Сахалине: уникальный опыт, который никому не нужен

Председатель Холмского суда Юлия Курило рассказала о том, почему островные суды опасаются новых технологий

Южно-Сахалинск, 3 апреля, SakhalinMedia. Элементы ювенальных технологий уже 4 года применяются в Холмском городском суде Сахалинской области. Показатели, которых добился этот, единственный на Сахалине суд, внедривший новые методы работы с несовершеннолетними правонарушителями, впечатляют. Число преступлений в районе сократилось в три раза. И, тем не менее, другие суды не спешат подхватывать эту инициативу. Почему это происходит, SakhalinMedia рассказала председатель Холмского городского суда Юлия Курило.

- По ювенальным технологиям мы работаем с 2008 года. Я заинтересовалась этой практикой, почитала литературу, присмотрелась к опыту  судов  Ростовской области и Республики Чувашия, которые  значительно продвинулись в этом направлении. Сначала были сомнения и скепсис – слишком радужной казалась статистика, которую приводили суды, внедрившие у себя эту практику. Мы приступали к работе, не особо рассчитывая на огромный успех. Но те цифры, которые мы получили за несколько лет работы, красноречивее всего говорят, что наш опыт удался. Судите сами: в 2007 году на рассмотрение в суд поступило – 50 дел, где обвиняемыми выступали подростки, в 2008 – уже 37, в 2009 - 29, в 2010 - 23 и в 2011  - всего 18 дел. Идет очевидное и неуклонное сокращение подростковой преступности, и я это связываю, в том числе и с нашей работой.

Мы работаем сразу в нескольких направлениях. Львиная доля успеха зависит от того, что нас поддержала и прокуратура, и администрация города в лице комиссии по делам несовершеннолетних, инспекция по делам несовершеннолетних Холмской полиции. Мы работаем вместе, на ежегодных координационных совещаниях обсуждаем возникшие проблемы и думаем, как их в дальнейшем разрешить.

В суде мы постоянно проводим экскурсии. И дети с раннего возраста, уже со второго, с третьего классов узнают, что такое суд, что такое вообще право. Много приходит подростков. Конечно, мы не можем пустить их на настоящий процесс, хотя они постоянно об этом просят. Но нашли выход - разработали игру "Встать, суд идет!". Взяли реальную историю, которая на самом деле произошла в Холмске – грабеж. И теперь ребята сами разбирают то давнее дело. Все роли – судьи, подсудимого, прокурора, даже судебного пристава с дубинкой и в бронежилете, исполняют подростки. Мы всегда говорим им, что рассматриваем реальное дело и игра идет именно так, как проходят настоящие суды, в соответствии с законом. Ребята с большим удовольствием участвуют в этой постановке. В задумках провести новую игру – гражданский процесс по лишению родительских прав. Чуть позже добавится еще один сюжет, к счастью, вымышленный, - сбыт наркотиков в школе.

Кроме того, на основании чувашского опыта, мы привлекли к работе в суде психолога, который проводит тестирование подростков. Это очень важно, потому что позволяет лучше понять подсудимого. Ведь судья, разбирая дело, встречается с подсудимым, обычно всего один раз. Материалы дела не дают полной картины – кто перед тобой, "заблудившийся" ребенок или уже сформировавшийся правонарушитель. Ведь как обычно бывает – в материалах дела сплошь положительные отзывы. Родители, обычно, характеризуют его с самой замечательной стороны, педагоги, чтобы не ссориться с родителями, или жалея подростка, тоже рисуют не совсем достоверную картину. На основе составленного психологом портрета и самого ребенка и его родителей, судье намного легче принимать решение.

Знание психологии очень помогает в работе суда. Например, психологи установили, что только в течение двух месяцев после совершения проступка, воздействие на ребенка будет эффективным. В это время он испытывает стыд, или опасается наказания, воспринимает критику адекватно. Его можно в чем-то убедить. По прошествии этого срока, эффективность воздействия резко снижается. Он уже успокоился, уверовал в безнаказанность. Некоторых "просветили", что дадут им, в крайнем случае, условный срок. Что такое условное наказание для подростка?  Они считают, что нет наказания. А дело в суды поступает месяца через 4, а то и позже. Вот и получается, что к началу суда подросток не воспринимает процесс серьезно.

Поэтому в Чувашии сразу после совершения ребенком правонарушения стали подключать инспекторов КДН, ОДН, составлять так называемую, карту социального сопровождения, в которой фиксируются значимые для работы приоритеты. Подросток видит, что общество быстро реагирует на его противоправные деяния.

Иногда эта реакция бывает достаточно жесткой. Как правило, преступления совершают ребята, за которыми полностью отсутствует контроль семьи. Если мы понимаем, что, родители не хотят и не будут контролировать ребенка (а это бывает по разным причинам, мамы устраивают личную жизнь, иногда работают в другом городе, либо в ночные смены), то решается вопрос о направлении такого подростка в спецшколу или в спецучилище. Во-первых, потому, что ребенок гарантированно закончит школу или получит профессиональное образование. Во-вторых, мы вырываем из его окружения таких же асоциальных друзей. К тому же, когда мы рассказываем про такие случаи, для других детей это служит серьезным сдерживающим фактором.

И тем не менее, не смотря на то, что мы сумели добиться по настоящему впечатляющих результатов, другие суды не спешат перенимать наш опыт. Внедрение ювенальных технологий сегодня зависит во многом от заинтересованности судей. Нет никаких законодательных актов, которые бы обязали использовать ювенальные методы. Мы, например, можем отправлять нашего психолога в другие близлежащие суды, с тем, чтобы протестировать подростка и родителей, но без взаимодействия с другими местными органами это ощутимых результатов не даст.

Я знаю, что сегодня в обществе довольно настороженное отношение к ювенальной юстиции. Укрепилось мнение, что это карательная система, которая направлена на разрушение семей, на отбор детей от родителей. Сегодня судьба ювенальных технологий в России зависит исключительно от порядочности и отзывчивости тех, кто работает в этой системе. Если в отделе опеки и попечительства какого-то района введена палочная система и есть "разнарядка" сколько рейдов нужно провести и сколько неблагополучных выявить, то будут происходить страшные вещи. Я действующий судья, и когда вижу, как по телевидению показывают сюжеты, когда  органы опеки забирают ребенка от матери  лишь из-за долгов за коммуналку, то считаю это просто ужасным.

Но если органы опеки настроены на то, чтобы помочь семье, то картина складывается совершенно иная и тут ювенальные технологии только в помощь. Суды не заинтересованы забрать детей от родителей. Только в крайнем случае, когда исчерпаны все меры, происходит лишение родительских прав. Есть и другие меры - это ограничение в родительских правах. Это шанс для родителей. Мама за это время может решить проблемы, которые угрожают лишить ее ребенка – она делает ремонт, проходит лечение от алкоголизма, восстанавливает документы или встает на учет и получает пособие. Так что ювенальные технологии, это скорее благо. И я очень надеюсь, что в нашей стране они будут развиваться, - рассказала Юлия Курило.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий