Против карт » Публикации » АЛЬТЕРНАТИВЫ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ

АЛЬТЕРНАТИВЫ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ

 (голосов: 0)

А. Карпинчик

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Хакасский государственный университет имени Николая Фёдоровича Катанова»

АЛЬТЕРНАТИВЫ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ

АЛЬТЕРНАТИВЫ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮПенитенциарные системы не управляют числом заключенных, направляемых в тюрьмы. Однако именно они должны иметь дело с последствиями этого факта. В последние двадцать лет во всем мире наблюдается стремительный рост числа заключенных. Этот рост не ограничен каким-либо конкретным типом юрисдикции или политической системы - он наблюдается во всех регионах мира. Например, в Соединенных Штатах количество заключенных в тюрьмах возросло с полумиллиона в 1980 г. до 2,3 млн. в настоящее время. Число заключенных в Таиланде увеличилось с 73000 в 1992 г. до 212,058 в 2008 г. В Западной Европе существенный рост наблюдался в таких странах, как Нидерланды и Великобритания. Использование тюремного заключения в качестве меры наказания меняется от страны к стране. Например, в России количество заключенных на 100000 человек населения составляет 618, в США – 760 (первое место в мире по этому показателю). В других странах этот показатель ниже: в Индии - 32 на 100000, в Индонезии - 58, Финляндии – 67, Норвегии – 70 [1].

В некоторых странах тюремное заключение применяется только к тем, кто совершил серьезные преступления. В других странах его решили применять в качестве наказания большого числа правонарушителей, совершивших мелкие преступления (например, в США, «petty offence» - мелкие посягательства, которые наказываются тюремным заключением на срок не более 6 месяцев [2]), в том числе психически больных мужчин и женщин, несовершеннолетних.

В результате – проблема переполненности мест заключения, неспособность их администраций гарантировать заключенным основные права человека и работать для достижения главной цели: социальной реабилитации заключенных и их подготовки к возвращению в общество, поскольку Международный пакт о гражданских и политических правах четко устанавливает в качестве неотъемлемой цели содержания заключенных их социальную реабилитацию (статья 10) [3, с. 4]. Если преступники, совершившие не очень серьезные правонарушения, не приговариваются к тюремному заключению, у тюремной администрации высвобождаются ресурсы для более эффективной работы с теми преступниками, для которых тюрьма является единственным вариантом наказания.

В связи с этим актуален вопрос о сокращении контингента заключенных путем применения альтернативных тюремному заключению мер. Существуют различные альтернативы тюремному заключению. Они могут быть использованы вместо судебного разбирательства, на стадии разбирательства или вынесения приговора, а также после вынесения приговора. Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) поощряют субъектов применения права в этой сфере рассматривать возможность их применения в первую очередь [4, с. 26-36].Эта позиция выражена также и в Рекомендации Комитета министров Совета Европы по вопросу переполнения тюрем и увеличения численности заключенных [5].

Практика воплощения в жизнь приведённых рекомендаций международного сообщества неоднозначна и неодинакова в разных странах. Как видно из приведённой в начале статьи статистики, они восприняты не всеми государствами, и число заключенных продолжает расти быстрыми темпами.

В России проблема гуманизации правосудия сейчас очень актуальна. Еще С. В. Полубинская отмечала, что, «это гуманистическое направление (т. е. применение наказаний, не связанных с лишением свободы)… значительно уменьшает отрицательные последствия реального применения лишения свободы и для осужденных, и для общества в целом, способствуя при этом реализации принципа неотвратимости ответственности» [6]. Общепризнанные доводы в пользу уменьшения практики назначения лишения свободы заключаются в том, что это позволяет легче приспосабливать осужденных к законопослушному образу жизни, не разрывать их полезные социальные связи, уменьшать количество осужденных в исправительных учреждениях и тем самым снизить рецидив. Например, в Швеции домашний арест применяется как мера наказания в отношении осужденных на срок не более чем три месяца лишения свободы. По шведской статистике, вновь совершают преступления после тюрьмы 24% осужденных, а после домашнего ареста только - 13%.[18] Кроме того, реализация наказания без лишения свободы обходится государству (налогоплательщикам) значительно дешевле.

Наблюдается тенденция сокращения контингента заключенных. Например, в Хакасии к реальном лишению свободы судами всех уровней в 2009 г. осуждено 1601 человек или 29,2 %, при показателях 2008 г. в 1774 лица или 30,9 %. Таким образом, можно констатировать, что в целом по республике продолжается тенденция снижения числа осужденных к реальному лишению свободы, составившая – 1,7 %. Наибольший удельный вес среди мер наказания по республике в      2009 г., как и в прошлые годы составляет условное осуждение – 2517 лиц или 46 % при 2714 лиц или 47,8 % в 2008 г. от общего числа осужденных.

Наказание в виде пожизненного лишения свободы за периоды 2004-2009 годов по Хакасии не назначалось.

Число осужденных к исправительным работам в 2009 г. составило 199 человек или 3,6 %, в 2008 г. данный показатель составлял 268 лиц или 4,7 % от общего числа осужденных.

Обязательные работы в 2009 г. применены в отношении 613 человек (11,1 % от общего числа осужденных), при показателях 2008 г. в 491 человека (8,5 %), в 2007 г. – 477 человек (7,5%). Увеличение из года в год этих показателей отражает картину более широкого применения данного вида наказания.

Верховный суд республики призывает суды как можно шире применять альтернативные лишению свободы виды наказаний. [20]

В последнее время в законодательство внесены соответствующие изменения [7]. Одна из мер, предлагаемая Токийскими правилами – домашний арест (правило 8.2 п. «k»), а также ограничение свободы теперь станут более активно применяться на практике [4, с. 29].

Домашний арест является мерой пресечения [8, ст. 98; 9].  Чтобы избежать переполненности следственных изоляторов, судам рекомендовано чаще применять к подозреваемым домашний арест и другие меры пресечения.

Новая редакция УК РФ [10, ст. 21, 22] изменила суть института ограничения свободы. Ранее его исполнением занимались исправительные центры. Ограничение свободы было видом наказания, связанным с изоляцией от общества. Теперь он стал схож с приведенной выше мерой пресечения, домашним арестом, а также с уголовным наказанием в виде домашнего ареста, которое применяется в некоторых странах мира. [11, с. 7] Ограничение свободы в данный момент исполняют уголовно-исполнительные инспекции. [16]

Ввиду появления механизма их реализации этих нововведений, можно  реализовать контроль над лицами, к которым применяется ограничение свободы. Помощь в этом окажут электронные браслеты, подключенные к системам GPS (ГЛОНАСС), которые сейчас успешно проходят испытания (например, в г. Воронеже).[12] Будут использоваться и другие средства контроля, например, аудиовизуальные. Конкретный перечень технических средств контроля определен постановлением Правительства РФ.[13]

Овчинников Ю.Г. предлагает использовать такие методы контроля и над лицами, к которым применен домашний арест. Этот  автор считает, что применение данных средств контроля нецелесообразно по отношению к другим видам наказания и мерам пресечения.[17, с. 3.]

Однако такого мнения придерживаются не все. Заместитель министра юстиции РФ, руководитель Федеральной службы исполнения наказаний в 2004 - 2009 гг. Ю.И. Калинин еще в 2005 г. предлагал применять электронные браслеты на обвиняемых, к которым избраны меры процессуального пресечения, такие как залог и подписка о невыезде. [19]

На наш взгляд, применять электронные браслеты по отношению к лицам, к которым применены различные меры пресечения, во-первых, дорого. Например, введенная в Швеции в 2000 г., система браслетов обошлась государству в 20 млн. долларов. В среднем ежедневно под ее наблюдением находятся 300 человек. Расходы в день на одного осужденного с "браслетом" - 70 долларов, а его содержание в тюрьме  обошлось бы в 200 долларов.[18] Во-вторых, контролировать таким образом исполнение иных мер пресечения, кроме ареста, нецелесообразно.

То же самое касается и других видов уголовного наказания, помимо ограничения свободы. С наказаниями, не связанными с изоляцией от общества применять данные технические средства нецелесообразно ввиду отсутствия ограничения свободы передвижения, а с наказаниями, связанными с изоляцией от общества ввиду того, что лица, осужденные к таким видам наказания охраняются.

Ввиду того, что данные изменения произошли относительно недавно, статистика о лицах, отбывающих ограничение свободы, отсутствует. Но по прогнозам специалистов ежегодно к этому виду наказания будет приговариваться около ста тысяч человек. Эти цифры прозвучали на круглом столе по теме "Уголовно-исполнительные инспекции - история современное состояние и перспектива", посвященной 90-летию образования уголовно-исполнительных инспекций. Форум прошел в НИИ в ФСИН России.[14]

Однако, исходя из условий, складывающихся в современной России, некоторые исследователи и практические деятели делают прогнозы относительно реализации этих изменений. Часть из них считает, что все эти новинки законодательства будут довольно долго приживаться на российской почве. [12]

Особенно это касается применения технических средств контроля над осужденными. На данный момент в учреждениях уголовно-исполнительной системы стоит проблема с обеспечением необходимыми ресурсами: финансовыми средствами, бумагой, оргтехникой и т.д. Особенно остра эта проблема в сельской местности, где слабо развита транспортная и коммуникационная инфраструктура, не говоря уже о том, какие трудности будет представлять внедрение технических новинок. [12]

Формулировка понятия ограничения свободы в УК РФ позволяет индивидуализировать данный вид наказания. Все зависит от, того, насколько тщательно будет изучена личность преступника, его социальные характеристики в уголовном процессе, и, в конечном счете, как будут применять судьи данный вид наказания. Необходимо, чтобы наказание оставалось наказанием за совершенное преступление, достигало своих целей, а не становилось всего лишь некоторыми неудобствами, возникающими в обыденной жизни осужденного, или даже более того, как выразился корреспондент «Российской газеты» в названии своей статьи об ограничении свободы «приговорить к любимому дивану».[15]

С другой стороны, как бы не развивалась тенденция применения наказаний, не связанных с лишением свободы, обойтись без наказания в виде лишения свободы в течение ещё весьма продолжительного времени не удастся, потому что при всех недостатках и противоречиях лишение свободы представляет собой действенное, эффективное средство предупреждения преступлений. Здесь, как ни в одном случае применения других наказаний, необходимо постоянно помнить об экономии репрессии. Лишение свободы должно применяться лишь тогда, когда с помощью других наказаний не представляется возможным достичь желаемого эффекта.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

  1. Сводка по тюрьмам мира на вебсайте МЦТИ: www.prisonstudies.org;
  2. Примерный Уголовный кодекс США. Юридическая Россия. Федеральный правовой портал: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1250258;
  3. О гражданских и политических правах. Международный пакт от 16.12.1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. -  1994. - № 12;
  4. Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила). // Права человека. Сборник международных договоров (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под № R.88.XIV.I), раздел G;
  5. Рекомендация Комитета министров Совета Европы Мо. Р (99) 22 государствам-членам Совета Европы по вопросу переполнения тюрем и увеличения численности заключенных (Принята Комитетом министров 30 сентября 1999 г.). // Информационная система по документам по правам человека и тематическим публикациям на вебсайте www.echr-base.ru;
  6. Полубинская, С. В. Цели уголовного наказания. - Отв. ред. И.И. Карпец М.: Наука, 1990. – 138 с.;
  7. Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества. Приказ Министерства юстиции РФ от 20 мая 2009 г. № 142 г. Москва. Зарегистрировано в Минюсте РФ 25.06.2009 г. № 14140. // Российская газета. - 14.08.2009 г. -  № 4975;
  8. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ. Принят ГД ФС РФ 22.11.2001 (ред. от 27.07.2010 г.)// Российская газета. - 22.12.2001. - № 249;
  9. О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста. Постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 г. № 22. // Бюллетень Верховного Суда РФ. -  №1. - 2010 г;
  10. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. N 63-ФЗ: принят ГД ФС РФ 24.05.1996 г.: одобр. СФ ФС РФ 5.06.1996 г.: введ. Федер. законом РФ 13.06.1996 г. N 64-ФЗ: в ред. ФЗ от  07.04.2010 г. N 60-ФЗ// Собрание законодательства РФ. - 1996. – 17 июн. - Ст. 2954;
  11.  Есаков, Г. А., Крылова, Н. Е., Серебренникова, А. В. Уголовное право зарубежных стран. - М., 2009. - 336 с;
  12. Владислав Куликов. Преступная свобода.// Российская газета – 30.12.2009 - №5077. - http://www.rg.ru/2009/12/30/arest.html;
  13.  Об утверждении перечня аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы. Постановление Правительства РФ от 31.03.2010 г. N 198 г. Москва. //  Российская газета. – 7.04.2010. - № 5151;
  14. УФСИН России по Московской области. Заседание круглого стола: http://www.ufsinmo.ru/?r=news&id=186;
  15.  Наталья Козлова. Приговорить к любимому дивану. Госдума голосует за ограничение свободы для не очень серьезных преступников. // Российская газета – 17.12.2009. - №5066 (242). -  http://www.rg.ru/2009/12/16/nakazanie-site.html;
  16. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. N 1-ФЗ: принят ГД ФС РФ 18.12.1996 г.: одобр. СФ ФС РФ 25.12.1996 г.: введ. ФЗ РФ 08.01.1997 г. N 2-ФЗ: ред. ФЗ от 21.02.2010 г. N 56-ФЗ// Собрание законодательства РФ. - 1997. – 13 янв. - Ст. 198;
  17. Овчинников, Ю.Г. Использование электронных технических средств как метод надзора при применении домашнего ареста и ограничения свободы. // Российский следователь. - 2010. - N 8;
  18. Куликов, В. Народная тюрьма с человеческим лицом // Российская газета. - 2001. - 7 дек.;
  19. Куликов, В. Электронный браслет заменит свинцовую пулю… // Российская газета. - 2002. - 28 мая; Он же. Тюрьма с доставкой на дом // Российская газета. - 2005. - 6 апр.;
  20. Итоги работы судов общей юрисдикции Республики Хакасия за 2009 г. и задачи на 2010 г.// Правосудие в Хакасии №1(18) 2010г.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий